Мечи и кинжалы с боковыми вырезами в карпатском бассейне

Одним из характерных типов находок, связываемых обычно с аланами IV-V вв., является меч/кинжал с боковыми вырезами у пяты клинка (тип V по Хазанову), он же «меотский», или «тип Миция» [8, с. 17]. В данной работе мы предприняли попытку собрать все достаточно разрозненные сведения о находках этого оружия на территории Карпатского бассейна.

Гуннская экспансия охватывает регион в тот период, когда его центральная часть была густо заселена сарматскими племенами. Предшественники сарматов попадают на Венгерскую низменность (Алфёльд) в I в. н. э., когда языги Нижнего Дуная переселяются в Карпатский бассейн [1; 13]. Они достаточно быстро, в течение нескольких десятилетий, укрепляются в междуречье Дуная и Тисы, а после завоевания Дакии Траяном в начале II в. н. э. расширяют свою территорию на восток от Тисы. В результате дальнейших миграционных волн Венгерская низменность плотно заселяется ираноязычными кочевниками, быстро переходящими к оседлости.

Одной из последних миграций стало переселение части аланского массива, обусловленное напором гуннов с востока (группа Алатея и Сафрака) в конце IV в. Поскольку археологические следы «первого поколения» кочевников-мигрантов, как правило, очень слабо читаются, и к тому же речь идет об очень непродолжительном пребывании этой этнической группы на территории Венгрии, в нашем распоряжении остается минимальное количество археологических данных для идентификации поздних алан, о которых говорят источники.

Всего в Карпатском бассейне найдено 8 мечей с боковыми вырезами у пяты клинка (по одному с каждой стороны). К сожалению, точно датировать можно только 2 экземпляра из погребений Алфёльда и один, найденный в Западной Венгрии, — концом IV — V в. Этот тип оружия, несомненно, был привнесен с востока. В типологии вещей гуннского времени, составленной М. Пардуцем, он обозначен как тип I [16, s. 367- 368].

На Венгерской низменности его образцы были найдены на следующих памятниках:

1.Чонград-Кендерфелдек (Csongrad-Kenderfoldek), погребение 40 [16, s. 313, taf. I, 8]. Особенность находки: меч был помещен в погребение согнутым пополам (рис. 1, 6). Длина — 42,5 см, ширина — 4 см. Венгерский национальный музей, инв. № 54.2.94.
2.Чонград-Кендерфелдек (Csongrad-Kenderfoldek), погребение 136 [17, s. 52, taf. XI, 1]. Меч был найден в мужском погребении на месте левой бедренной кости, рукояткой вверх (рис. 1, 2). В этом же погребении было найдено янтарное навершие (?), возможно принадлежавшее мечу. Длина — 43,4 см, ширина — 4,4-4,8 см. Музей им. Ласло Тари, г. Чонград, инв. № 85.2.15.
3.Ясберень-Селе-дюле (Jaszbereny-Szolo-dulo), погребение 4 [16, s. 318, taf. XXII, 1]. Длина — 49,2 см, ширина — 6,3 см (рис. 1, 1).
4.Обстоятельства находки неизвестны, сама вещь утеряна. М. Пардуц упоминает о заметке в инвентарной книге Отдела археологии Венгерского национального музея, где говорится о фрагменте утерянного схожего меча из коллекции музея г. Ясберень (Jaszbereny) [16, s. 318, 367].
5.Русло Дуная. Меч был найден в слое щебня при углублении дна реки и передан в Венгерский национальный музей (инв. № 95.15.1). Длина — 40,5 см, длина рукояти — 5,8, ширина — 4 см (рис. 1, 3).
Мечи данного типа на территории Венгрии встречены не только на Венгерской низменности, но и к западу от Дуная, на территории римской провинции Паннония.
6.Кестхей-Фенекпуста (Keszthely-Fenekpuszta) [9, с. 51-52; 18, с. 114-115]. В яме-хранилище был найден меч с вырезами у пяты клинка. Длина — 36,1 см, ширина клинка — 3,6 см. Музей Балатон, г. Кестхей, инв. № 71.106.24. Вместе с кинжалом найдены 5 криц и железная наковальня, а под крицами разбросанные кости человеческого скелета. Автор раскопок связывает заполнение ямы с событиями 456 г., когда на бывшую римскую крепость было совершено нападение (рис. 2).
7.Обстоятельства находки неизвестны. В инвентарной книге музея г. Веспрема Н. Феттих описал меч следующим образом: «Двулезвийный, короткий меч с боковыми отростками у основания рукояти. Длина 35 см, ширина 4,8 см» (рис. 1, 4) 1.

Рис 1. Мечи/кинжалы с боковыми вырезами в Карпатском бассейне:

1 — Ясберень-Селе-дюле (Jászberény-Szőlő-dűlő), погр. 4;
2 — Чонград-Кендерфелдек (Csongrád-Kenderföldek), погр. 136;
3 — русло Дуная;
4 — «Веспрем»;
5 — Миция (Micia, Veţel);
6 — Чонград-Кендерфелдек (Csongrád-Kenderföldek), погр. 40 Кестхей-Фенекпуста(Keszthely-Fenékpuszta)

Рис. 2. Кестхей-Фенекпуста(Keszthely-Fenékpuszta)

Далеко от сарматского Барбарикума и Паннонии, в Трансильвании (Румыния), на территории провинции Дакии, выявлено наиболее восточное местонахождение «меотского» меча в Карпатском бассейне.
8. Миция (Micia, Veţel). Меч (рис. 1, 5) был найден в южной части римского военного лагеря Micia, в культурном слое. Длина — 34,4 см, ширина — 4,8 см [12, s. 79, abb. 1].
В погребениях 136 и 40 из Чонграда четких хроноиндикаторов не найдено, но сам могильник датируется IV-V вв. н. э. [16].

Единственной находкой в погребении из Ясберень был меч. В то же время в погребении 1 этого могильника найдена четко датируемая фибула [16, taf. XXI, 13-14, XII, 2-3]. Наверноe, не случайно фибула того же типа была обнаружена и в Чонграде, в погребении 58 [16, s. 314-315, abb. 4: 76, taf. XI, 5a-b]. Такие фибулы типа Левице известны и из других комплексов Карпатского бассейна, распространение которых показано на карте И. Боны, включающей также короткие мечи/кинжалы [10, s. 91, abb. 34]. Согласно Й. Вернеру [21, s. 41, abb. 2], такой тип фибул принято датировать второй третью V в. [14, s. 59; 20, s. 349].

Суммируя сказанное выше, можно утверждать, что мечи/кинжалы с боковым вырезом были распространены в Карпатском бассейне в гуннское время.

Уже М. Пардуц обратил внимание на прототипы мечей «меотского» типа с восточной территории сарматов. Он называл всего 15 аналогий [16, s. 367-368]. Столько же местонахождений за пределами Карпатского бассейна обозначил на своей карте Р. Хархою [12, abb. 2]. На самом деле это гораздо более распространенный тип оружия в степной полосе Европы и на Северном Кавказе. В немногочисленных погребениях с оружием черняховской культуры (всего 0,5 % от общего числа могил) короткие мечи, представленные почти исключительно «меотским» типом, встречаются главным образом в юго-западной части ее ареала [3, с. 305-306] (рис. 3).

По вопросу формирования данного типа оружия имеется несколько мнений. А. М. Хазанов после картографирования находок сделал вывод, что наибольшее количество мечей найдено на Кавказе, поэтому формирование типа связывается именно с этой территорией [8, с. 24]. Р. Хархою также на основании территории распространения (правда, он не принял во внимание кавказские экземпляры) связал мечи с боковыми вырезами с Боспорским царством и считал, что этот тип берет свое начало с Боспора [12].

Сравнительно недавно В. Супо посвятила работу происхождению, распространению и хронологии «меотских» мечей/кинжалов. В ее каталоге перечислено 38 памятников 2.

Регионы распространения: Северный Кавказ, степи Прикубанья, Подонья и Поволжья, Крым, Поднепровье, Молдавия, Мунтения, Валахия и Карпатский бассейн.

Изучая вопрос происхождения, исследовательница принимала во внимание в первую очередь хронологию комплексов с мечами и на этом основании присоединилась к мнению о формировании данного типа оружия на Северном Кавказе, где первые его образцы появились уже в самом начале IV в. или раньше. Там же можно проследить их эволюцию от относительно простых форм с двумя вырезами к подтипам с четырьмя вырезами.

Отсюда «меотские» мечи распространились главным образом благодаря аланской экспансии. В соответствии с этим наблюдением большинство из них датируется IV-V вв., но бытование этого типа на Кавказе фиксируется до самого VII в. [19].

Нельзя оставить без внимания работу Н. И. Сокольского, впервые обратившего внимание на этот тип оружия в связи с четырьмя крымскими экземплярами. Он же указал на функцию боковых вырезов в пяте клинка, считая, что они служили для закрепления перекрестия [7, с. 158159].

Этой же версии придерживается А. М. Хазанов [8, с. 17]. Нам она кажется тоже наиболее вероятной. Совсем недавно подробный обзор мнений о назначении мечей с вырезами опубликовал А. В. Симоненко [6, с. 245-247].

Таким образом, появление «меотских» мечей в Карпатском бассейне указывает на присутствие алан [см. также: 10, s. 247]. Принимая во внимание направление аланской экспансии, можно было ожидать находки этого типа оружия в Западной Европе. А. М. Хазанов упоминает длинный меч с боковыми вырезами и железным перекрестьем из Наммельбурга (Гермaния) [8, с. 17]. По рисунку в публикации трудно судить, принадлежит ли данный экземпляр к обсуждаемому здесь типу [15, s. 55, taf. 25, 14]. Небольшой отросток на одной из сторон пяты клинка действительно сближает этот меч с «меотскими», однако совсем не наблюдается вырезов. Кроме того, нетипичны большая длина (85 см) и железное перекрестье.

Западная граница распространения «меотских» мечей/кинжалов радикально отодвинулась после публикации двух классических экземпляров, найденных в 1970-х гг. в русле реки Лот, около Сан-Ливрадсюр-Лот в Аквитании [2; 11].

Я. Лебединский и его соавторы высказали осторожное предположение, что находку этих кинжалов можно связать с аланами, которые после двухгодичного присутствия в Галлии в 409 г. ушли в Испанию, а часть их, возможно, обосновалась вблизи аквитанского города Базас (Bazas).

«Нам неизвестно, были ли кинжалы утеряны при переходе через реку или брошены в нее умышленно (в качестве жертвоприношения?), однако в любом случае место находки является показательным, т. к. оно расположено вблизи от галло-романского поселения Эксикум (Exicium — Eysses), а также у пересечения стратегически важных путей с запада на восток от Бордо до Лиона и с севера на юг из Буржа в Испанию через Центральный массив и Тулузу» [2].

Мы цитируем этот отрывок полностью, так как обстоятельства находки аквитанских кинжалов удивительно напоминают условия, при которых был обнаружен публикуемый здесь впервые кинжал из русла Дуная.

Рис. 3. Распространение «меотских» мечей/кинжалов

1–2 — Сан-Ливрад-сюр-Лот/Sainte-Livrade-sur-Lot; 3 — Кестхей-Фенекпуста/Keszthely- дюле/Jászberény-Szőlő-dűlő, погр. 4; 7 — музей г. Ясберень/Jászberény; 8–9 — Чонград- 11 — Дрэгенешть/Drăgăneşti, погр. 9; 12 — Петроаселе/Pietroasele, погр. 9; 13 — Ясы- Budeşti; 17 — Пастырское; 18–19 — Флерковка; 20 — Матронинское; 21 — Каменские Озерное, погр. 2, 3; 48 — Чатыр-Даг [4, с. 119, рис. 6, 2]; 49 — Ай-Тодор, погр. 11; погр. 181/1902; 54 — Керчь-Глинище; 55–60 — Дюрсо, погр. 291, 300, 420, 479, 500, 517; погр. 7, 11; 68–70 — Туапсе; 71–83 — Бжид-1 [5]; 84 — Пашковский, погр. 1; 85 — 89 — Северная Осетия; 90 — Моздок, погр. 1/1935; 91 — Черноречье, погр. 1; 96 — Красная Меча; Fenékpuszta; 4 — музей г. Веспрем/Veszprém; 5 — русло Дуная; 6 — Ясберень-Селе-Кендерфелдек/ Csongrád-Kenderföldek, погр. 40, 136; 10 — Миция /Micia (Veţel); Николина/Iaşi-Nicolina; 14 — Рудь/Rudi; 15 — Будешты/Budeşti, погр. 196; 16 — Будешты/Кучугуры; 22 — Килен-Балка; 23 — Инкерман, погр. 7; 24–43 — Дружное; 44–47 — 50 — Лучистое, погр. 88; 51 — музей Феодосии; 52 — Заморское, погр. 26; 53 — Керчь, 61–64 — Борисово, погр. 21, 25, 30, 41; 65 — Агой Карповка, погр. 1; 66–67 — Сопино, Новокорсунская; 86 — Новочеркасск; 87 — Кишпек, погр. 13; 88 — Вольный Аул; 92 — Харачой; 93–94 — Лехч-Корт, погр. 2, 10; 95 — Большой Буйнакский, погр. 9; 97 — Рождественское, погр. 75)

Примечательно, что «меотские» мечи — правда, не на «классической» территории своего распространения, а в ареале черняховской культуры и в Карпатском бассейне — в ряде случаев были найдены не в погребениях, а на поселениях.

Относительно много случайных находок происходит также из контекста поселений (табл. 1). Дальнейшее изучение обстоятельств обнаружения образцов этого типа оружия, как и новые находки, смогут подтвердить или опровергнуть рабочую гипотезу о том, что «меотские» мечи, обнаруженные в русле рек, жертвенных ямах и при других, пока неясных обстоятельствах, являются проявлением иранского культа меча, упоминаемого Геродотом (IV. 62).

Таблица 1. «Меотские» мечи, найденные на территории черняховской культуры и к западу от Карпат
Место находки Обстоятельства находки Длина(см) Ширина(см)
Сан-Ливрад-сюр-Лот/Saint-Livrade-sur-Lot В русле реки 1) 24,2
2) 33,6
Дунай В русле реки 40,5 4
Кестхей-Фенекпуста/Keszthely-Fenékpuszta Римская крепость, жертвенная яма (?) 36,1 3,6
«Веспрем»/«Veszprém» Неизвестно 35 4,8
«Ясберень»/«Jászberény» Неизвестно ? ?
Ясберень-Селе-дюле/Jászberény-Szőlődűlő Погребение 49,2 6,3
Чонград-Кендерфелдек /Csongrád- Kenderöldek, 136 Погребение 43,4 4,4–4,8
Чонград-Кендерфелдек /Csongrád, Kenderföldek 40 Погребение 42,5 4
Миция/Micia Римский лагерь, случайная находка 34,4 4,8
Дрэгенешть/Drăgăneşti 9 [9, s. 80–81] Погребение 33,5 4,3
Петроаселе/Pietroasele 2, 9 [9, s. 80–82] Погребение 30,7 4
Ясы-Николина/Iaşi-Nicolina [9, s. 79–81] Поселение 34,7 3,14
Будешты/Budeşti 196. [3, с. 314, рис. 3, 9] Погребение 19 3,2
Будешты/Budeşti [3, с. 314, рис. 3, 4] Поселение 34,5
Пастырское [3, с. 317, рис. 3, 3] Случайная находка 44 3,4
Матронинское [3, с. 316, рис. 3, 8] Городище 23 3
Флерковка [3, с. 318, рис. 3, 1, 2] Случайная находка(2)

Литература

1. Иштванович Э., Кульчар В. Северопричерноморские (?) золотые ювелирные изделия в материале сарматов Карпатского бассейна // Боспорский феномен. Проблема соотношения письменных и археологических источников. СПб., 2005.
2. Лебединский Я., Гарнье Ж-Ф., Дэнэс М. Два аланских кинжала из Аквитании (юго-запад Франции) // http://www.darial-online.ru/ 2007_1/lebedinsky.shtml.
3. Магомедов Б. В., Левада М. Е. Оружие черняховской культуры // МАИЭТ. 1996. Вып. V.
4. Мыц В. Л., Лысенко А. В., Щукин М. Б., Шаров О. В. Чатыр-Даг — некрополь римского времени в Крыму. СПб., 2006.
5. Порох А. Н., Пьянков А. В. Кинжалы с вырезами у рукояти из могильника Бжид-1 (хронологический и технологический аспекты изучения) // ДА. 1999. Вып. 3–4.
6. Симоненко А. В. Тридцать пять лет спустя. Послесловие-комментарий // Хаза- нов А. М. Очерки военного дела сарматов. СПб., 2007.
7. Сокольский Н. И. Боспорские мечи // Материалы и исследования по археологии Северного Причерноморья в античную эпоху // МИА. 1954. № 33.
8. Хазанов А. М. Очерки военного дела сарматов. М., 1971.
9. Шаги К. Остроготы (остготы) в окрестностях оз. Балатон // Древности эпохи Великого переселения народов V–VIII веков. М., 1982.
10. Bóna I. Das Hunnenreich. Budapest, 1991.
11. Garnier J., Lebedynsky I., Daynès M. Deux poignards Sarmato-Alains en Lot-et- Garonne // Antiquités Nationales. 2006–2007. 38.
12. Harhoiu R. Das Kurzschwert von Micia // Dacia. N. S. 1988. XXXII. 1–2.
13. Istvánovits E., Kulcsár V. Az első szarmaták az Alföldön (Gondolatok a Kárpátmedencei jazig foglalásról) [The first Sarmatians in the Great Hungarian Plain (Some notes on the Jazygian immigration into the Carpathian Basin)] // A nyíregyházi Jósa András Múzeum Évkönyve. 2006 (2007). XLVIII.
14. Kiss A. Das Gräberfeld von Szekszárd-Palánk aus der zweiten Hälfte des 5. Jh. und der ostgotische Fundstoff in Pannonien // Zalai Múzeum. 1996. 6.
15. Koch R. Bodenfunde der Völkerwanderungszeit aus dem Main-Tauber-Gebiet. Germanischen Denkmäler der Völkerwanderungszeit. Seria A. Berlin, 1967. Bd. VIII.
16. Párducz M. Archäologische Beiträge zur Geschichte der Hunnenzeit in Ungarn // AAH. 1959. 11.
17. Párducz M. Die ethnischen Pobleme der Hunnenzeit in Ungarn. Budapest, 1963.
18. Sági K. A fenékpusztai V. századi vasbucák történeti háttere // Arrabona. 1979. 21.
19. Soupault V. A propos de l’origine et de la diffusion des poignards et épées à encoches (IVe–VIIe s.) // МАИЭТ. 1996. Вып. V.
20. Tejral J. Neue Aspekte der frühvölkerwanderungszeitlichen Chronologie in Mitteldonauraum // Neue Beiträge zur Erforschung der Spätantike im mittleren Donauraum. Spisy Archeologického Ústavu AV ČR. Brno, 1995. 8.
21. Werner J. Beiträge zur Archäologie des Attila-Reiches. München, 1956.

Примечания

1. За помощь, оказанную при розысках материалов, выражаем благодарность следующим коллегам: Жолт Мрав (Венгерский национальный музей), Роберт Мюллер, Петер Штрауб, Оршоя Хейнрих-Тамашка (Музей Балатон, г. Кестхей), Агота Переми (Музей им. Деже Лацко, г. Веспрем), Янош Одор (Музей им. Мора Вошински, г. Сексард).
2. Из вышеперечисленных венгерских памятников у нее названо только три местонахождения [19, с. 72]. В то же время она ссылается на карту распространения в книге И. Боны [10, s. 91, 247-248]. Однако проверка данных относительно находок в Тисакараде (Tiszakarad) и Измене (Izmeny) не подтвердила факт находок мечей данного типа.

Иштванович Э., Кульчар В.
Сборник: Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем. СПб. : Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2009 г.
Раздел 2. Культура кочевников южнорусских степей в конце IV — V в.