Библиотека     Оглавление

ОПИСАНИЕ ОСЕТИИ

Исторический очерк об осетинах

Осетины, которые живут в центральной части Кавказа, принадлежат к индогерманским народам, которые живут на больших пространствах от острова Цейлон до Исландии. Эти горцы сами себя называют «ироны», а свою страну — Иронистан. Грузины их называют «осей» или «овсни», а их страну — «Осетия», что привело к тому, что их называют «осетины» — наименование, под которым они известны в Европе.

На востоке они граничат с мычкизами, на юге -с грузинами, на западе — с Имеретией, племенами татар, известными под именем «бассианс», и с черкесами; на севере - с кабардинцами, которые так же, как те, о ком уже говорилось, называют их «кушха», или «жители альпийских лугов». Согласно грузинским хроникам, хазары, т. е. жители страны, расположенной на севере Кавказа, в 2032 году от сотворения мира, вторглись на территорию Грузии и Армении, разграбили и разорили все то, что попадалось им на пути, и увели с собой население целых районов. После этой первой экспедиции правитель хазар дает своему сыну Уобосу всех пленных, захваченных в районе Картвель-Сомхети, т. е. в районе между Курой и Араксом, и выделяет ему часть Кавказа, расположенную к западу от реки Ломеги (это нынешний Терек). Уобос поселился там с многочисленными подданными; потомками этой колонии и являются осетины, которые до сих пор живут на той же территории, которая прежде простиралась гораздо дальше на север. Однако название «хазары» стало известно лишь с началом эры христианизации, и хронология древней истории Грузии, построенная на персидских рассказах о династиях Пишдадьян и Кейянян, не заслуживает ни малейшего внимания, хотя нельзя отрицать факт вторжения народа, жившего на севере Кавказа, в провинции мидо-армян. Этот [216] народ сложился здесь из скифов и греков, которые в 633 году до н.э. вторглись в Переднюю Азию под Мади (?).

Они владели этой землей 28 лет, и у Диодора Сицилийского есть очень интересный рассказ, из которого видно, что скифы управляли колонией мидов (индийцев?) в Сарматии — стране, расположенной к северу от Кавказа. Эта колония Миди, вероятно, та же самая, которую основали жители Карт-вель-Сомхети, уведенные — согласно грузинским хроникам - хазарами. Именно от этой колонии ведут происхождение осетины, которые еще сегодня называют себя иронами.

Однако Ирон, или Иран,— это древнее название Персии, или Мидии,— название, которое сохранилось до сих пор и которое находят на самых древних медалях этой страны, если их можно прочитать, это Сасанидские медали. Также на надписях Нахчи-Рустама и Кирманхана, которые относятся к этому же времени, можно прочитать слова: «Малка», «Иран... Ан-Иран», «царь Ирана и Не-Ирана». К этим памятникам, чье свидетельство неоспоримо, присоединяются и указания Геродота, который говорит, что мидийцы называют сами себя ариви (арийи).

Согласно их преданиям и согласно грузинской истории, осетины захватили территорию от вершин Кавказа до Дона, но в середине XIII века хан Батый, внук Чингисхана, вынудил их уйти в горы, где они и живут до сих пор.

Плиний говорит о потомках мидийцев и сарматов, которые жили на берегах Танаиса, а Птолемей помещает в устье этой реки народ, называемый им «оссильянцы»,— народ, название которого напоминает название осей, или осетин.

Эти исторические свидетельства полностью подтверждаются языком осетин, которому Клапрот посвятил специальное исследование, и который как по лексике, так и по грамматическим формам должен рассматриваться как наречие, принадлежащее к большой ветви индоевропейских языков (в оригинале -«индогерманских»). Тем не менее после того как мы [217] обнаружили, что древние называли этот народ «сар-маты-мидийцы», еще более удивительно узнать также, что тот же самый народ — это аланы, которые в средние века занимали северные области Кавказа. Константин Багрянородный, который писал около 948 года н. э., говорит так: «За 18 или 20 миль от Таматархи есть река, называемая Укрух, которая разделяет Зикхию от Таматархии».

Примечание. На острове Тамань, что на Боспоре Киммерийском, в устье Кубани был город Таматарха — это Тамань-Кала турков, Матерха - арабских географов, Матрека, Матрига, Матега или Матрега — на итальянских картах XIV века. Название Тмутаракань в древнерусских хрониках (летописях) - это синоним слова Таматарха, хотя, вполне вероятно, что город под этим названием находился в другом месте.

Также не установлено, но вероятно, что то место, где сейчас находится Фанагория, совершенно совпадает с Тмутараканью. Укрух - это, несомненно, устье Кубани в X веке; поскольку эта река с тех пор, вероятно, изменила свое русло в результате разливов, которые происходят из-за таяния снегов Кавказа, и из-за заболоченности местности полуострова, которым на западе заканчиваются Кавказские горы. Зикхия — это страна черкесов, или «циркасья», расположенная вдоль Черного моря. Вот что сказал итальянский путешественник Георгий Интериано, который побывал в этой стране около 1502 года (Рамузио. С. 196.): «Зихи, называемые так на языках: простонародном (Volgare - т. е. итальянском), греческом и латинском, татарами же и турками именуются черкесами».

Продолжение текста Константина:

«Зикхия имеет в длину 300 миль от Укруха до Никопсиса, на котором построен город с тем же названием».

Примечание. Никопсис - это Фиум Никосийский, или Фиум Николо, на итальянских картах XIV века, где находился город Никосия, что на берегу Черного моря между Севастополем (современная Искурия, бывшая Диоскурия) и Пицундой (современной Битшвинтой, или Пицунтой, ранее - Питиус), на северо-западе Сухум-Кале. Это место соответствует Анакопии, расположенной, согласно грузинским картам, на маленькой речке Кури. [218] Итак, Зикхия — это была страна, расположенная вдоль побережья от Боспора Киммерийского до Сухум-Кале на юге, которую целиком населяли тогда черкесы.

Продолжение текста Константина:

«За Зикхией находится Папагия, за Папагией — Казахия, за Казахией — Кавказские горы, а по ту сторону Кавказа — страна аланов».

Примечание. Можно видеть, что, перечисляя эти области, Константин говорит о северо-востоке Черного моря. Папагия - это страна черкесов, которые жили на южном склоне Кавказа и которые в грузинских средневековых хрониках называются папагами, а их страна, соответственно Папагети. Затем идет Казахия, или страна восточных черкесов, расположенная в глубине, осетины еще сейчас называют их казахами или мингрельскими казаками. Это — касоги русских летописей. После Каза-хии идут Кавказские горы, которые отмечены здесь высокой снежной вершиной Эльбруса, на северном склоне которого берет свое начало Кубань. Дальше находится страна аланов.

Таким образом, этот народ занимает современную территорию осетин, жилища их начинаются еще и сегодня на несколько лье или миль к востоку от подножия горы Эльбрус. Следовательно, в середине X века аланы жили на территории Осетии.

Иосафат Барбаро, который посетил этот район в 1436 году, говорит в своем труде (Рамузио. Т. 2. С. 29.), посвященном путешествию в Тан: «Алания — это страна, населенная народностью аланов, которые сами себя называют ассы».

Жан Плано Карпини (Бержерон. Сборник рассказов о путешествиях в Азию. Гаага. 1735; Плана Карпини. С. 58; Рубрук. С. 24; Бэкон, монах. С. 13.), который в 1246 году был послан папой Иннокентием IX к хану Великих Моголов, называет аланов, или ассов, среди подданных этого монарха.

Согласно русским летописям, Святослав завоевал в 965 году Белую Вежу, или Саркел,— укрепленный город, расположенный на реке Дон, который [219] принадлежал хазарам; затем он воевал с Яссами, или аланами, и с черкесами, которых еще сейчас их соседи называют именем «казах». Однако эти ассы, или аланы, жили на территории современных осетин, которых еще сегодня грузины, турки, татары и другие народности Кавказа называют осей и которых русские и в устной, и в письменной речи называют осетинцами.

Средневековые арабские авторы называют страну кавказских аланов, или Осетию,— Белад-алан, т. е. «страна аланов», но не «страна Лан», как перевели это многие востоковеды, приняв первый слог «аль» за артикль арабского языка. Восточные авторы, несомненно, хотели избежать неблагозвучного (с их точки зрения) названия Алалан, и именно поэтому они отбросили артикль, как это часто делается в сложных именах собственных. Также именно в стране осетин, или аланов, нужно искать «Ворота аланов», которые арабы называют «Баб-алан» и которые в истории Дербента, написанной Мохаммедом-Араби-Акташи на турецком языке, названы «алан-капи». Было бы неверно искать эти ворота в Дагестане, как это делали многие авторы, поскольку Абул-феда в своей географии Кавказа говорит прямо: «В этих горах есть очень труднодоступные проходы, и самый большой находится в центре, он укреплен стеной и воротами, которые называют воротами аланов». Эти аланские ворота, несомненно, те самые, чьи развалины до сих пор видны недалеко от Дарьяла — укрепленного места, расположенного в ущелье, где невероятно бурно течение Терека, поскольку именно здесь и есть проход в центре Кавказа, который раньше преграждала стена и крепость; наконец, это наиболее значительный проход, по которому здесь можно пройти через горы.

В истории Дербента, которую мы цитировали выше, видим, что знаменитая Кавказская стена, построенная персидским правителем Кубадом и укрепленная Нуширваном, простиралась от Дербента до аланских ворот. Но не надо представлять себе, что это была стена, которая пересекала почти всю [220] цепь Кавказских гор, напротив, это были разнообразные укрепления, которые закрывали долины, пересекающие горы, т. е. единственно возможные проходы в горах.

Арабский историк Масуди, который писал около 943 года до н. э., также дает очень точное описание аланских ворот. Он даже говорит о том, что был мост, по которому можно было перейти реку (Терек), и он упоминает источник, который некогда снабжал водой укрепление, которое защищало этот проход (Дарьял). Действительно, еще 40 лет назад были видны развалины акведука, по которому вода шла от этого источника к крепости. Вот рассказ Масуди: «Посреди страны аланов и Кавказа есть укрепление и мост через большую реку; это укрепление, которое называют “Крепость аланских ворот", было построено в самые отдаленные времена персидским правителем по имени Исфендиар-сын Густасфа, сын Бахрасфа. Здесь стоял гарнизон, для того чтобы помешать аланам проходить через Кавказские горы, поскольку они не могли миновать этот мост, находящийся у подножия укрепления, о котором я только что рассказал. Это укрепление расположено на отвесной скале и взять его невозможно, поскольку проникнуть туда можно лишь с согласия тех, кто его занимает. Это укрепление обеспечено пресной водой из источника, который стекает туда с вершины горы. Это одна из наиболее знаменитых крепостей в мире, ее неприступность даже вошла в поговорку.

Муслимех, сын Абдул-Мелека, сына Мервана, вторгшись в эту страну, разместил в этой крепости довольно значительный арабский гарнизон, который вплоть до нашего времени постоянно обновлялся. Гарнизон получал провизию и одежду из окрестностей Тифлиса. Путь пешком от Тифлиса до этой крепости занимает пять дней (Русские войска, которые пересекают Кавказ, также затрачивают на дорогу от Дарьяла до Тифлиса пять дней.). Наконец, если в этой крепости есть хоть один человек, этого достаточно, чтобы помешать всем правителям неверных [221] проникнуть в нее, потому создается такое впечатление, будто эта крепость висит в воздухе и господствует над дорогой, мостом и рекой».

Армяне называют этот проход «Туру-алан-ат», или «Ворота аланов». Мы узнаем из рассказов византийских историков, что кавказские аланы были обращены в христианство и что у них был свой епископ. Масуди подтверждает этот рассказ, говоря: «Правители аланов обратились к христианской религии уже после появления ислама, во время халифата Аббасидов, а до этого они были язычниками. Но около 320 года (932 года н. э.) они отказались от христианства, выгнали епископов и священников, которых им прислали из Греции». Карамзин рассказывает (Русская история. СПб. Т. 4. С. 119), что в 1277 году несколько русских князей повели войска в лагерь монголов, чтобы помочь хану Мангу-Тимуру покорить яссов, или кавказских аланов, которые в это время подняли восстание. Он добавляет, что этим князьям повезло, поскольку они захватили Дедьяков-город в южном Дагестане — столицу этих яссов, разграбили ее и все обратили в пепел. В сноске 157 на с. 355 Карамзин цитирует следующий отрывок из Вознесенской летописи: «За Тереком, близ Севента, перед городом Тетьяков идут высокие горы яссов или черкесов, около Железных Ворот...».

Севент, или Севедж, — это тюрко-персидское название реки Сунжи, впадающей в Терек, это название упоминает Шереф-ад-дин в своей истории Тимура (См.: История Тимур-бека. Пти де ла Круа. Парижское издание. Т. 2. С. 342).

Город Дедьяков был расположен за Тереком, в соседстве с Сунжей и Железными Воротами (здесь имеется в виду Дарьял), у подножия Кавказа; его нужно искать в той местности, где в царствование императрицы Екатерины II была построена крепость Владикавказ, отвечающая всем вышеназванным описаниям местоположения, поскольку она стоит за Тереком в нескольких верстах (10—15) к западу от Сунжи и к северу от Дарьяла. Из всего ранее сказанного очевидно явствует то, что осетины, [222] называющие сами себя «ирони»,— это мидяне, которые называли себя «ирани», они были известны Геродоту под названием «ариви». Видимо, осетин имели в виду древние авторы, говорящие о мидо-сарматах из мидийской колонии, основанной на Кавказе скифами. Они также асы и аланы средневековья и, кроме того, ясы русских летописей, в которых эта часть Кавказа называлась Ясские горы. Когда-то ими правили их князья, они жили в долинах Кабарды и на ближних отрогах Кавказа, откуда затем были изгнаны, как мы увидим в дальнейшем.

Грузинские хроники об осетинах

Согласно грузинской исторической традиции считается, что Язон, назначенный Александром Великим (Македонским) правителем Грузии, обложил данью оссов, леков (лезгин) и хазар, но Фарнаваз — первый грузинский царь, став независимым от Язона, подстрекал оссов и леков к восстанию. Они отказались платить Язону привычный налог, большое их число перешло на сторону Фарнаваза, они верно ему служили и провозгласили его своим царем. Его сын Сурмаг был изгнан грузинами и бежал к оссам, они помогли ему, и благодаря этому он смог вернуться на родину и вернуть себе трон отца.

Далее грузинская история молчит об этом народе довольно долго, вплоть до 90 года н. э., когда два грузинских царя Ясорк и Армазель призвали оссов и леков на помощь против армян. Базук и Абазук — предки царей оссов, проявили себя как герои на этой войне и погибли. С тех пор оссы всегда оставались друзьями и союзниками грузин вплоть до 184 года н. э. В это время многочисленное войско оссов вторглось в Грузию через Д валете кие ворота (т. е. через Касрис-Кари на Ардоне), намереваясь разрушить Мцхету — столицу грузин. Близ этого города оссы были разбиты царем Амзаспом, прогнавшим их за горы.

На следующий год тот же царь, объединившись с армянами, совершил набег на страну оссов и вернулся лишь тогда, когда разграбил ее. Немного [223] позже народ восстал против Амзаспа, и армянский царь смог войти в Грузию во главе армии, объединившись с греками, и позвал оссов присоединиться к нему. Они с радостью согласились, чтобы отомстить Амзаспу.

Исход этой войны оправдал их надежды, поскольку Амзасп был разбит и затем казнен армянами. В 263 года н.э. царь Армении Хосров воевал с персидским шахом Касром вместе с грузинским царем Асфагуром. Последний прорвался через перевалы Кавказа и позвал на помощь оссов, леков и хазар, вместе с которыми помог армянскому царю в борьбе против персов, которые были полностью разбиты.

Тем не менее персам удалось убить Хосрова, чьи солдаты безостановочно завоевывали Персию. После смерти Хосрова персы захватили Армению и вторглись в Грузию. Асфагур бежал к оссам, оказавшим ему помощь, но в 265 году он умер, и Грузия была покорена персами.

Приблизительно в 298 году Мирван — первый грузинский царь из персидской династии Касронидов -отправился в Персию, чтобы сразиться там со своим братом Бартамом, оспаривавшим у него наследование престола. Оссы воспользовались этим обстоятельством,— они проникли в Грузию и разграбили ее. Вот почему Мирван сразу после своего возвращения вторгся в Осетию и разрушил там весь комплекс поселений вплоть до хазарских земель, затем он вернулся в Мцхету, пройдя через ворота Касрис-Кари на Ардоне.

Пока был несовершеннолетним 23-й грузинский царь, доблестный Вахтанг Гургаслан, правивший с 446-го по 499 год, оссы несколько раз устраивали набеги на Грузию. Но возмужав, этот царь покорил оссов, как и весь Кавказ. В сражении, данном им осетинам, он собственноручно убил Чагатара и Багатара — двух самых смелых и известных осетинских военачальников.

Около 570 года Юстиниан I, император Византии возвел на грузинский трон Стефана, а одного осетина по имени Ростов назначил кенис-эристави, [224] то есть управителем местности, называемой Ксани, и Грузии. Кенис-эристави была дана особая печать, почетное платье и 39 селений в управление. Таково происхождение семейства Эристави — нынешние князья Эристави, 377-й из них — Георгий, генерал-лейтенант русской службы.

Вышеописанное доказывает по крайней мере то, что некогда оссы — предки осетин — жили на юге Кавказа рядом с границами Грузии. Некоторая часть этого народа еще тогда была христианизирована.

Во время злополучных смут, когда Грузия подвергалась нападениям в течение первых трех веков господства ислама, осетины, вероятно, смогли вернуть себе свободу, однако вскоре вновь были покорены Давитом Агма-Шенебсли, правившим в Тифлисе в 1089— 1130 годах. Для того чтобы лучше защитить Кавказ, он велел построить на скале, недалеко к югу от Дарьяла и к востоку от Терека, замок-крепость, развалины которого видны и сейчас.

Примерно столетие спустя знаменитая грузинская царица Тамара (1171 — 1198) подчинила себе всю западную часть Кавказа, вплоть до Черного моря, и соответственно и Осетию, жители которой были обращены в христианство греческого толка.

Со времени правления ее сына Георгия Лаша, который наследовал ее трон и правил с 1198-го по 1211 год, монголы Чингисхана захватывают Грузию, но в эту же эпоху Кавказ вновь стал свободным. Когда хан Батый, внук Чингисхана и первый монгольский хан кипчаков, с оружием в руках завоевал Осетию и изгнал жителей с равнин Кабарды, они вынуждены были укрываться в высокогорье Кавказа и расположиться там в небольших долинах, которым они дали имена своих основных семейств, таких, как Басиани, Тагиати, Куртати и прочих — так рассказывают грузинские хронисты.

На своем языке осетины дают несколько иные фамилии знатных семей. Все-таки более вероятно, и даже почти наверняка, что высокогорные долины Кавказа, так же и как и Кабарда, были заселены осетинами еще с давних времен, а знатные семьи жили [225] на равнинах, и когда они бежали в горы со своими приверженцами, то там захватили или получили верховную власть над жителями высокогорья, как это произошло с бадийатами, о которых мы еще расскажем позже.

Когда Батый и Урхан (добавляет грузинская хроника) разрушили города и селения Осетии, это царство потеряло независимость и стало лишь сеньорией, а народ укрылся в высокогорье. На Северном Кавказе образовалась империя Чингисханидов у кипчаков, с которыми осетины, называемые тогда асы, часто воевали, но, вероятно, уже хан Тохтамыш, начавший править в 1376 году, полностью их подчинил. Асы, кажется, даже служили в войске этого владыки во время войны с Тимуром.

Когда Тимур разбил Тохтамыша он напал на асов (Привожу текст из Истории Тимура Шереф-ад-дина: «После того как владыка судьбы и властитель мира своей высокой волей завершил войну в стране русских и черкесов, он повернул свои фаланги и победоносные знамена к горе Эльбрус... Стяги завое-вателя земель были направлены, чтобы победить Юриберди и Йиракена — предводителей племени асов.

Дорога была извилиста и поросла лесом, но он приказал ее расчистить и, оставив там Амира Хаджи Сейфетдина с обозами, пришел с войной на гору Эльбрус, убивая там неверных без счета как в их горных замках-крепостях, так и в их неприступных ущельях». (См.: Персидский манускрипт № 70 из Королевской библиотеки в Париже.)) на горе Эльбрус, предварительно опустошив Русь, взяв ясак и подчинив кубанских черкесов.

Потом осетины воевали с крымскими ханами, были изгнаны с территории предгорий черкесами, которые заняли обе Кабарды, расположившись там на прежнем месте осетин. Объединение черкесских князей постепенно усилилось, и осетины стали их данниками. Между тем твалы, жившие к югу от снежных гор, остались под властью грузинских царей и в подчинении эристави Арагви, Ксани и Рачи.

Когда в 1424 году Александр 1 — царь Картли — разделил свое царство между тремя сыновьями, Твал-та, или Дуалети, стала независимой от Картли, и ее жители до последнего времени были подданными [226] царей Твалты. Твалы всегда пользовались слабостью своих владык, чтобы жить независимо. Сейчас, когда Грузия стала провинцией Российской империи, осетины, живущие на юге Кавказа, хотя и были покорены, вели себя очень неспокойно до 1830 года — времени, когда вся Осетия стала данницей России.

Продвижение России до Кубани и верховьев Терека значительно ослабило черкесские племена, и осетины, живущие на северном склоне Кавказа, воспользовались этим обстоятельством и стали независимыми от черкесов. В 1752 году русское правительство основало в Моздоке миссию из русских священников, чтобы попытаться вернуть осетин к христианству. Эта миссия построила монастырь в том месте, где Фиак-дон, стекая с гор, попадает на равнины Кабарды. Монастырь был расположен на правом берегу реки, на небольшом расстоянии от деревни Боруквехе, принадлежащей роду кабардинских узденей Анзори, русские называют ее Барукайя. Здесь разместились священники, которые должны были проповедовать христанство среди осетин.

Поскольку все апостольские труды членов миссии сводились лишь к крещению, осетины приходили в большом количестве, а некоторые даже возвращались несколько раз, так как каждый новообращенный получал за счет правительства 12 аршин грубого полотна, обычно шедшего на рубашки и штаны, две воблы и металлический крест.

Жители высокогорья приобщились к христианству лишь в такой степени: называли себя «христон» и умели креститься. Этот монастырь существовал в течение нескольких лет, но осетины напали и разрушили его в 1769 году из-за того, что один из священников овладел женой одного богатого осетина и был застигнут на месте преступления.

В марте 1771 года генерал Медем отправил отряд своих войск, чтобы отомстить за разрушение монастыря, но все осталось по-прежнему: монастырь не был восстановлен, а русские миссионеры обосновались в Моздоке, где открыли школы для осетин, живших в окрестностях. [227]

С того времени осетинские племена оставались независимыми, хотя формально и подчинялись России; они занимались грабежом либо на Большой грузинской военной дороге, либо в Карталинии.

Было организовано несколько экспедиций для того, чтобы призвать эти племена к порядку, но этим добивались лишь кратковременного подчинения.

Осетины, полагаясь на природные препятствия, существующие в их землях, при приближении неприятеля укрывались в скалах, которыми ощетинились их горы, и там ждали его отступления. Вот почему граф Паскевич-Эриванский решил покорить их полностью с помощью военной силы. В этих целях в 1830 году были собраны войска для одновременной организации двух походов против этого народа: со стороны Грузии и с Северного Кавказа.

Отряд первой экспедиции состоял из 2300 пехотинцев, 300 казаков и 4 горных орудий, во главе отряда был генерал-майор Ранненкампф. Отряд был сформирован в Цхинвали — городе, расположенном на реке Большая Лиахви. Сначала он должен был развернуть действия против жителей Кешельты, затем подняться по течению Большой Лиахви, подчинить осетин, занимающих теснины этой реки, и покарать магладолетов, после чего отряд должен был преодолеть вершину Кного, спуститься в ущелье Джамури и разгромить логово разбойников, находящееся там.

Генерал Ранненкампф вышел из Цхинвали 19 июня, оставил обозы близ селения Джави и преодолел вершину Лари, чтобы спуститься в ущелье Кешельта. Горцы, несмотря на сопротивление, были загнаны в скалы. Селения Чамада и Майрама, отказавшиеся сдаться, были сожжены, как и укрепленный замок Кола, расположенный в полуверсте от правого берега реки Пацы вместе с 22 наиболее отчаянными разбойниками, укрывшимися там. Ужас распространился по всей местности, и, когда войска возвращались в лагерь близ Джави, все селения сдавались им, давали присягу верности России и выставляли заложников.

5 июля отряд вновь выступил в поход и, взяв [228] продовольствие на 2 недели, поднялся по ущелью Большой Лиахви, захватил область магладолетов и появился близ селения Эдисса. Все жители сдались, также как и население Кошина, Джамаги, Рокессы и Шпы.

Поскольку те местные жители, которые не хотели сдаться, считали себя в безопасности в ущельях Кного, куда они бежали, одна колонна была направлена, чтобы настичь их там. В то же время две другие колонны отправились в путь: одна из Душети через Ахалгору в Павлианикари, куда и пришла 11 июля; другая, под предводительством майора Челаева, вышла из Кайшаура, перешла горы Мекети и заняла высоты близ селения Косо.

Основной отряд генерала Ранненкампфа вышел из Эдиссы 12 июля, пересек озеро Ксани и остановился близ селения Баджина, расположенного пятью верстами выше Косо.

Благодаря одновременному движению этих четырех колонн, горцы оказались окружены со всех сторон, никак не могли скрыться и, сдав оружие, явились с повинной. Вот так вся Южная Осетия была покорена, дала присягу верности России, выдала заложников и основных смутьянов и была разделена на 4 округа (моуравства), которыми управляли люди, назначенные нашим правительством.

Отряд, назначенный для действий против осетинских племен, живущих с северной стороны Кавказа, сформировался во Владикавказе и насчитывал 1800 пехотинцев, 200 казаков, 4 горных орудия и 4 мортиры. Командовал отрядом генерал-майор князь Абхазов.

Осетины, занимавшие горы слева от теснин Терека, были предупреждены об угрожавшем им походе и решили защищаться до последнего, рассчитывая на естественные препятствия для нападающих, существующие в их землях. Они собрали 2000 вооруженных людей из племен тагаурцев, куртатинцев и валлагиров и решили предупредить вторжение русских, обрушившись 25 июля между Ларсом и [229] Кайтукиным на вторую бригаду 20-го пехотного дивизиона, возвращавшегося из Грузии к войскам Кавказской линии.

Чтобы отплатить за это нападение, отряд князя Абхазова на следующий день, 26 июля, выступил из Владикавказа и поднялся по Тереку до поста Ларе. Князь решил атаковать горцев с той стороны, откуда они никак не ожидали. С этой целью войска отправились в путь в 11 часов вечера того же дня, чтобы взобраться на чрезвычайно крутую гору, у подножия которой находился Ларе.

Вся артиллерия была демонтирована и с необычайным трудом внесена пехотой на вершину горы, куда авангард добрался в 5 часов утра. Горцы, удивленные внезапным появлением русских над своими головами, не потеряли мужества и даже напали на пехотинцев, понемногу спускавшихся по склону горы, они вынудили их отступить, чтобы не быть окруженными, но основная часть отряда появились вовремя, окружила горцев с флангов, пошла в штыковую атаку и вынудила их бежать.

Горцев преследовали до Санибы — первого селения тагаурцев, которое оказалось пустым, как и все .остальные окрестные поселения. Жителей заставили покориться и вернуться к своим очагам, пригрозив сжечь их жилища и уничтожить урожай. Видя, что сложности рельефа местности не представляют никакого препятствия для проникновения русских, большей частью горцы сдались и дали клятву верности России, по этому случаю были захвачены главы основных родов, давно известные как разбойники и смутьяны.

30 июля отряд дошел до Даргавса — основного поселения племени тагаурцев, расположенного у Гезельдона. Отсюда в окрестности были разосланы летучие отряды, чтобы подчинить остатки этого племени. Один из отрядов дошел до долины Фиакдона, занятой куртатинцами, сжег 5 селений и уничтожил урожай. В результате этих мер старейшины большого числа поселений собрались в лагере у Даргавса, [230]

чтобы признать себя побежденными, поклясться в верности России и представить заложников. Жилища тех, кто не хотел сдаться, были сожжены, башни заминированы и разрушены, а самих их преследовали вплоть до скал, где большая их часть была взята в плен. Заодно забрали также стадо крупного рогатого скота и овец.

6 августа отряд вернулся через пост Кайтукин во Владикавказ, предварительно предав огню и разрушив до основания селение Чиме, расположенное выше поста Кайтукин. Это селение, давно известное как логово разбойников и место хранения добычи, которую горцы время от времени захватывали на Большой грузинской военной дороге, было подвергнуто такой же участи, чтобы заставить жителей переселиться на равнину близ крепости Владикавказ.

Результатом всех этих экспедиций стало подчинение почти всей Осетии: с этого времени население жило спокойно, и войско племени тагаурцев в 1832 году объединилось с русскими войсками во время похода генерал-аншефа барона Розена против горцев для совместных действий против галгаевцев, чеченских племен и лжепророка Кази-муллы

Тогда представился случай убедиться в верности и преданности тагаурцев. Многие представители первых семей Осетии поступили на русскую службу или отправили своих детей в Санкт-Петербург, чтобы дать им образование в различных привилегированных учебных заведениях.

Границы

Границы области, населенной осетинами, следующие: на юге - Карталиния, на востоке - Терек и Крестовая гора, на севере — долины Кабарды, на западе и юго-западе она граничит с несколькими племенами черкесов и татар и с Имеретией. Для этой области невозможно указать четких границ, как это обычно делается со всеми областями Кавказа в собственном смысле слова.

Осетия расположена под 42°20'-43°20' [231] северной широты и под 61°— 62°20' восточной долготы, ее площадь равняется примерно пяти тысячам квадратных верст.

Местоположение

Массив Большого Кавказского хребта пересекает Осетию с северо-запада на юго-восток, описывая полукруг от горы Бубис-хох до горы Цли; от него идут несколько ответвлений, направляющихся в разные стороны, с обеих сторон от Главного хребта.

Наиболее значительны следующие:

а) ответвление, которое идет от горы Цли и направляется на север до горы Рее, здесь это ответвление опять разделяется на три горных отрога, которые есть следующие: 1-й идет на восток и заканчивается Мкиниари, или Казбеком; 2-й — на север, с горами Сахох и Тибавхох; наконец, 3-й направляется сначала на северо-запад до горы Хоха, затем на северо-восток до горы, названной Кариф;

б) небольшая цепь гор Ларо отделяется от горы Бруцамзели по направлению к югу;

в) от гребня горного массива Джегли отходят два ответвления. Одно тянется к западу, заканчиваясь вершиной Катисцвери; другое — к юго-западу, заканчиваясь вершиной Буба;

г) отрог Мореха отходит от горы Зрогомта и тянется к юго-западу;

д) второстепенный отрог ответвляется от Главного хребта между истоками Терека и Уруха и сначала тянется на север, северо-восток, а затем — в направлении почти параллельном кавказскому кряжу. От правого берега Уруха этот отрог называется «Мизорская скала»;

е) с южной стороны, на границе с Карталинией, находится хребет Накалакеви с вершинами Саниба и Купта, дальше на запад — вершины Зари, Рустави и Лапани.

Осетия — горная страна и почти неприступна. Здесь берет начало множество стремительных рек и потоков, которые с невероятной быстротой стекают [232] с крутых скал, протекают по страшным ущельям, чтобы затем появиться или на равнинах Кабарды, или в Карталинии и Имеретии.

Именно в Осетии расположены самые высокие вершины Кавказа (за исключением Эльбруса), такие, как Казбек, или Мкинвари, Бруцамзели, Зикара, Зрого-мта, Дигели и др. Все эти гиганты покрыты вечными снегами, и ни один из них не покорен до наших дней.

Деление Осетии

Осетия разделяется на 14 областей, или обществ, которые мы перечислим и опишем:

1. Рача

2. Кударо

3. Кешелъта

4. Лиахви и Медждуд

5. Магладолети

6. Дзамур

7. Куд и Гудови

Эти семь районов расположены на южном склоне Кавказа и идут с запада на восток, образуя Осетию в собственном смысле слова.
8. Турсо

9. Нара

10. Зрамага

11. Дигор (Дугур)

12. Валаджир (Валлагир]

13. Куртати

14. Тагиати (Тагаур)

Эти семь районов расположены на северном склоне Кавказа, три первых (8, 9, 10) расположены высоко в горах и идут с востока на запад.

 

Район Рача

Жители этого округа занимают притоки левобережья верховий Риони и граничат с округом Рача в Имеретии. Можно сказать, что они входят в этот округ, поскольку зависят от его пристава

Их селения расположены в долинах, по которым текут реки Швелура, Бумбура, Швирила, Кведрулия.

Основные селения района: Глоли на правом берегу Бумбуры, Гуршети на левом берегу Швирилы, Кведи на обоих берегах Кведрулии. [233]

Вдоль Риони, по течению этой реки, расположены селения: Теби, Чиври, Чидроти; 4 поселения под названием Уцера, расположенные на правом берегу Риони; Гоми и Чертули.

Климат в этом районе суровый, а жители бедные. Овцы — основное их богатство.

Район Кударо

Жители этого района, называемые русскими «кударцы», занимают просторную долину Джоджоры, или Лети, от ее истоков до селения Часовали, или Кударо. Почва в этом округе плодородна, здесь выращивают пшеницу, ячмень, овес и кукурузу. Здесь много крупного рогатого скота и овец.

Склоны гор между селениями Сагильзас и Кев-ельта покрыты зарослями, среди которых много строевого леса. Поселения рассеяны вдоль Джоджоры и ее притоков. Дома каменные, с башнями. Вот основные поселения кударцев: Лета, Кевшельта, Джачунари, Тамачила, Киста, Або, Кобиота, Сагильзас, Накрепа, Коречети, Надарбазеви, Гулианта, Лезора, Мазугата, Фасовали.

На одном из правых притоков Лети, между Або и Сагильзасом, находится селение Диди-Бойя, а на другом, слева от Джоджоры,— селения Сихпадана и Замтарети.

Кударцы очень беспокойны и устраивают мятежи при каждом удобном случае. В 1830 году по время экспедиции генерала Ранненкампфа в Осетию они приняли всех беженцев из Кешельты, которые, будучи преследуемыми русскими, нашли убежище только в этот районе.

Район Кешельта

Границами района являются: на севере — Кавказский хребет с горами Бруцамзели, Зикара и Зрого-мта; на северо-западе — отрог Мореха, а на востоке — отрог Ларо. С севера на юг район пересекает река Паца — приток Большой Лиахви. [234]

Вот поселения, расположенные на обоих берегах Пацы, начиная от ее истоков, находящихся у южного подножия горы Бруцамзели: Тави, Алвинет, Дуадонац, Хутита, Кешельта, Майрама, Бикуани, крепость Кола, Чамада, Мацхвари, Земо-Дамцваре, Квемо, Дамцвара, Тхемульта, Цохо, Котапс, Дилиани, Назигинэ (являющийся южной границей округа).

На одном из правых притоков Пацы находятся селения Эрцо-Джавистави и Диргин. Именно в восточной части этого района берет начало Квирила. Один из истоков Квирилы вытекает из небольшого озера Цона; три селения под таким же названием - Цона — расположены на левом берегу этой реки.

Земли, пригодные для сельского хозяйства, занимают не очень много места; здесь сеют ячмень, рожь и немного пшеницы; скотоводство почти не развито. Производят грубое сукно и продают его в Карталинию или же жители района обменивают его на соль и холсты.

Район Лиахви и Медждуд

Жители этого района занимают долины, орошаемые Большой и Малой Лиахви и их притоками. Район граничит на юге с Карталинией, от которой частично отделен хребтом Накалакеви. Хребет Ларо образует восточную границу района. Этот район — самый населенный в Осетии. Здесь насчитывается до ста селений, расположенных вдоль Большой и Малой Лиахви и их притоков.

Земля здесь довольно плодородна, и жители обменивают в Карталинии излишки своих продуктов на нужные им предметы.

Район Магладолети

Район расположен в кавказском высокогорье, именно здесь находится гора Цли, где берет начало один из рукавов Большой Лиахви. Климат здесь суровый, земля каменистая и бесплодная, а жители известны своей склонностью к разбою. Селения [235] округа, расположенные вдоль верховий Лиахви и ее притоков, такие: Земо-Кабуста, Кабуста, Ходжа, Земо-Эрмиани, Месса-Эрмиани, Кемианти, Акубат, Брутат, Кау, Хучурта, Схумасих.

Район Дзамур

Этот район тоже расположен в высокогорье Кавказа, к юго-востоку от района Магладолети. Здесь находятся верховья Ксаны, вытекающей из озера с таким же названием. Как и в предыдущем округе, земля здесь не очень плодородна и вздыбилась горами, среди которых выделяют Гадакадвили и Ломисимту. Жители — разбойники. Вот перечень селений, расположенных вдоль реки Ксана: Торга, Земо-Баджинцы, Саго, Тогойтэ, Фариаткари, Зациуст, Кого, Кудаколи.

Район Куд и Гудови

Район расположен к северу от предыдущего и отделен от него цепью гор. Между этой цепью и Кавказским массивом расположены верховья Арагви, берущей начало в этом районе. Климат здесь суровый из-за соседства снежного Кавказского хребта, земля бесплодна.

Основные селения, расположенные в долине Верхней Арагви: Эрето, Гуда и Гана.

Район Турсо

Район расположен между сторожевым постом Коби, снежной цепью Кавказа, отрогом Мкинвари и горами Ресс и Цли, откуда течет Терек. Земля здесь полностью лишена леса, но плодородна и богата тучными пастбищами, вот почему жители активно занимаются земледелием и скотоводством, извлекая из этого большую выгоду.

Жители этого района подчиняются управляющему горскими народами, живущими по обе стороны [236] от Большой грузинской военной дороги, и спокойно живут у себя.

Вот названия поселений, расположенных в долинах верховий Терека до поста Коби: Сивраута, Ресс, Тепа, Борутэ, которое уже разрушено; Гимара, Бурмассак, Цотолтэ, в котором есть церковь; Сохтес, Барс, Закагур, Земо-Дисса, Квемо-Дисса, Абана. Между Квемо-Диссой и Абаной есть разработки месторождений серы. Далее следуют Кетрис, Окрокан, Суардинэ, Нок-Каф; Мна, расположенная на одном из левых притоков Терека; Бидара, которая стоит на Большой военной грузинской дороге между Коби и Кайшауром.

Район Нара

Жители этого района, расположенного к западу от Турсо, занимают высокогорные долины, находящиеся в непосредственной близости от снежного Кавказского хребта, а также ущелья Закка, Ринат, Гсркум, Зрого и Варги, откуда вытекают основные притоки Верхнего Ардона. Русские называют жителей этого района «нарцы». Ущелья, также как и высокогорные долины, которые они занимают, очень глубокие, скалистые и неплодородные. Пути сообщения там плохие; главные дороги, которые ведут к ним, проходят вдоль ущелий Турсо и Зба.

Земледелие там едва удовлетворяет потребности жителей, которые выращивают только ячмень, просо и немного пшеницы; овцеводство там также развито незначительно. Соль там дороже, чем серебро.

В ущельях Геркум и Ринат есть небольшие леса. В глубине ущелья Закка есть плодородные пастбища, а поблизости от поселения Нара — теплые источники.

Жилища построены из камня и имеют башни. Жители района Нара, нарцы, имеют наиболее мягкие нравы из всех осетинских племен. На обоих берегах Верхнего Ардона и его притоках число поселений достигает 44. Главные из них: Нара, Гинат, [237] Закка, или Закха; Отати и Чебат, за которым Ардон течет по территории района Зрамага.

Горы Зрого-мта, Зикара и Бруцамзели более всего выделяются из заснеженного хребта и образуют южную границу этого района.

Район Зрамага

Этот район, расположенный к западу от района Нара, занимает республика Зрамага, жители которой также известны под именем двалети, или дуалети. Они живут в Мамиссонском ущелье, где течет один из главных притоков Верхнего Ардона, и у выхода из этого ущелья находится центральное поселение Зрамаги, которое называется также Мидакакау. Местность этого района такая же, как и в районе Нара. Мамиссонское ущелье, начинающееся у Кавказского хребта, достаточно широкое, и пути сообщения там хорошие; главная дорога, ведущая туда, выходит из района Рача.

В этом районе совсем нет леса. Его жители — в постоянной вражде с нарцами, своими ближайшими соседями. Их религия представляет собою смесь христианских и языческих обрядов. Они независимы, хотя формально подчиняются России. У них нет соли, и они изготавливают сукно, которое продают в Имеретию, покупая в обмен то, что им нужно. В двух верстах ниже Зрамаги Ардон вступает в знаменитое Кассарское ущелье, по которому он течет 12 верст на север, река вытекает из этого ущелья около поселения Нусал, или Нузал, расположенного в районе Валаджир.

Кассарское ущелье — наиболее страшное и узкое из всех, какие только известны в Кавказских горах. Лошади осетин без поклажи пересекают его с большим трудом и к тому же с помощью людей.

Вот перечень поселений этого района: Гигеле, Калахи, Конухо, Тхле, Кльяна, Лизри, Тиби, Сальта — эти поселения расположены в Мамиссонском ущелье.

Поселения, расположенные на Ардоне: Далла-као, [238] Чими, Зрамага, Картита, Мечат; Велсай — на маленькой речушке Коссай в развалинах; Зилан-дур — также в развалинах, расположен на северной границе этого района; Тоборза — к востоку от поселения Зрамага на маленьком притоке Ардона.

Район Дигор, или Дугур

Этот район расположен к северо-западу от предыдущего района, жители занимают там долину Уруха, от начала реки в заснеженных горах Кавказа до равнин Кабарды, так же как и берега маленьких речушек Дурдур, Хуголия и Психох, или Белая.

Наиболее населенные ущелья этого района называются Валлаком и Истур-Дигор, в них нет леса. В своем основании эти ущелья достаточно широкие и имеют обширные пастбища; скотоводство в районе Дигор значительно развито и составляет основное богатство его жителей. Дальше местность менее плодородна до урочища Сурх, где Урух выходит из узких теснин, чтобы вступить в отроги Кабарды, покрытые лесом.

Дигорцы выращивают пшеницу, ячмень, овес, а также просо. У них нет соли, и они ее выменивают на скот на обменных пунктах (дворах) в Кабарде. Они говорят по-осетински, но у них свой диалект, многие из них также говорят на кабардинском языке и на языке имеретин, поскольку они торгуют с этими районами.

Высоко в горах их жилища построены из камня, а внизу, в долинах, они имеют плетеные основы домов.

Они подчиняются коменданту (военачальнику) Кабарды, а внутри себя имеют управление с помощью узденей, которых имеется довольно много.

Простонародье у них обращено в христианство, а уздени — мусульмане. Дигорцы имеют репутацию очень честных людей, друг с другом живут мирно, однако враждуют со всеми своими соседями, кроме кабардинцев. Дорога, ведущая к ним из Кабарды, проходит через поселение Валлагир в Мизоре. [239]

Вот перечень их поселений:

1. Поселения, расположенные в Валлакомском ущелье: Каджалта в развалинах, Джвартарах, Хузар, Камунта, Чирого, Пашмаль, Машпандж, Чебоэти, Вакачи, Камати, Калмахта, Махнишкай, Таботи, Фараскат, Нир.

2. Близ истока Уруха: Гулар-кау, Джинах-кау, Ноак-кау.

3. В Истурдигорском ущелье: Куцу, Истур-Дигор, Аксаргин, Одола, Моске, Хшава, Кумбулта.

4. На Урухе, до выхода реки с высокогорья: Дони-фарс, Ханаза, Задлешха, Большой и Малый Лесгор.

5. На Урухе, в Кабарде, ниже Сурха: Лесгор, Дин-дината; Маскуава — этот поселок называют также Масхуава, он расположен на обрывистой со всех сторон горе, справа от которой протекает Урух, а слева — Харбиндон, который в пяти верстах ниже по течению впадает слева в Урух. К югу от этого поселения, вплоть до Черных гор простираются леса. Поскольку лес на правом берегу Уруха дает прекрасную древесину, жители Маскуавы в отличие от других строят свои дома из дерева (так называемые срубы). Жители Маскуавы владеют значительной частью этого леса, что очень важно для России, заинтересованной в использовании ресурсов района Дугур.

6. На Дурдуре расположены поселки: Мирцы, Туганова, Дурдур.

7. На реке Психуш — поселения Кубатова, или Кубати; Каран, или Караген; Ислана, Карачаева, Кобанова.

Маскуава, Дурдур и Кобанова - это последние поселения дигорцев на севере.

Примечание. В этом племени есть семьи, которые происходят от бадийатов и которые до сих пор управляют значительной частью дугурцев. Эти бадийаты, или бадийцы, происходят от мадьяр, от которых они откололись, когда этот район был разорен ордами Чингисхана. До прихода бадийатов дигорцы были совершенно свободны и имели республиканское управление; они выбирали наиболее храбрых из своей среды в качестве судей и защитников; и, осуществляя свою власть, они не обязательно передавали ее по наследству. Но когда два брата-бадийца, которые заявили, что они сыновья хана мадьяров, прибыли в [240] долины Дигора, судей перестали выбирать. Бадийцы были дружелюбно встречены дугурцами и осели к югу от гор. проходит дорога из Гарнисской долины, и там они обрабатывай маленький клочок бесплодной земли, который имел максимум 200 шагов в окружности и который до сих пор называют «Бадиейхум», т. е. «Поле бадийцев».

Они стали оборонять узкий проход Хадсерт, поэтому они стали получать добровольные подношения, на которые и жили, что постепенно вошло в привычку; они обогатились грабительскими набегами, уважение к ним возрастало, и в конце концов они стали хозяевами большей части дугурских поселении. С этого времени они постоянно усиливали свою власть браками .и союзами с князьями Кабарды, и сегодня они составляют самый значительный дугурский род.

Когда какой-либо бадиец приезжает куда-либо, ему оказывают лучший прием — убивают барана, варят пиво в его честь, если то время, на которое он приехал, позволяет это сделать.

Дугурцы сами себя называют «тугур» или «тугур-лек» (люди Тугура); соседи называют их «дугурцы», «дигорцы» или «дугорцы», а черкесы называют и «диrop-куш-ха», т. е. «жители гор Дигор».

Раньше они подчинялись царям Имеретин. В договоре, заключенном между одним из этих царей и князьями Кабарды, говорится, что земля дигорцев принадлежит Имеретии, вплоть до Сурха — места, где Урух выходит в отроги Кавказа через узкое скалистое и отвесное ущелье (ущелье Хадсерте). Дети князей Имеретии учатся воевать у дигорцев.

Район Валаджир, или Валлагир

Этот район расположен к востоку от того района, о котором только что шла речь, его пересекает река Ардон, вдоль которой расположены поселения валлагирцев, а также поселки расположены в Нузальском, Мизорском и Алтаварском ущельях — от поселения Нузал, где Ардон выходит из Кассарского ущелья, вплоть до равнин Кабарды. Ущелья, занимаемые валлагирцами, широкие, плодородные и имеют хорошие пути сообщения. На севере они ограничиваются густыми лесами.

Жители выращивают пшеницу, ячмень, овес и [241] просо. Число рогатого скота и овец там весьма значительно.

Их жилища расположены главным образом на отвесных склонах и построены из камня или плетенки. Часть населения переселилась на равнины Кабарды, все остальные еще живут в горах. Ими управляют старейшины, которые исповедуют ислам, в то время как народ исповедует христианство, смешанное с языческими обрядами.

Валлагирцы живут мирно, но считаются независимыми от России, хотя они, кроме куртатинцев, дали заложников (аманатов); валлагирцы враждуют с другими племенами осетин.

Там есть месторождения свинца, которые они используют для своих нужд. У них нет соли.

Вот перечень их поселений:

1. На Ардоне: Нузал, Назигин, Кора, Вади, Ксурт, Урс-дон, Бисс, Салугау-дон.

2. На притоках Ардона: Чай, Эгида, Хомур, Садон, Хода, Мизор, Дуар, Унал, Цимат, Инганта, Дагон, Донисар, Бирахзанг.

Район Куртати

Этот район расположен к востоку от предыдущего района, его пересекает Фиак-дон, который протекает по достаточно широкой долине, к западу от которой находятся вершины Хох и Кариф, а к востоку — горы Сакхох и Тибавхох. Жители занимают долину Фиак-дона от его истока вплоть до места, где он выходит на равнины Кабарды, так же как и ущелье, по которому текут его притоки, такие, как Джамарас, Дизидон. В этих высокогорных долинах почва совсем неплодородная, там растет только ячмень, и жителям не хватает хлеба; там совсем нет леса. По мере того как приближаешься к равнине, почва становится более плодородной, встречается кустарник, который перемежается дальше с лесом, пригодным для строительства. В высокогорных долинах овцеводства почти нет, жители разводят там только коз, [242] но внизу, в долинах, скотоводство развито значительно, там главным образом разводят баранов.

Жилища там из плетенки, а в горах — из камня.

Валлагирцы исповедуют христианство, также есть и мусульмане.

Они уже давно подчинились российскому правительству и живут спокойно; раньше они подчинялись узденям-тагаурдам, которые вынуждали их жить высоко в горах и с которыми они до сих пор во вражде.

Они образуют три небольшие республики: Куртати, Чимети и Кора, последняя находится прямо у ледников. Племена Куртати и Чимети считаются последними в ряду осетинских племен. У них — демократическое устройство, ими управляют одни старейшины.

Пути сообщения в этом районе хорошие, поскольку ущелья не очень узкие. Чтобы добраться туда из Кабарды, нужно подняться по течению Фиак-дона. Вот перечень их поселений, расположенных вдоль Фиак-дона: Хильяки, или Хилак Верхний и Нижний; Боголта-кау, Андиат-кау, Кумиат-кау, Хидикуш, Харизчин, Кора Верхняя и Нижняя, Кадатта, Ларе, Чимети, Еарци-кау, Фардик-дон, Тцили-кау, Далья-кау, Ивари-кау, Гули, Хадарчат, Дзивгис, Каре, Фиак.

Слева от Фиак-дона, на северной границе этого района,— Савадак.

Примечание. Фиак-дон около поселения Нижний Хилак течет между отвесными высокими скалами; около поселения на правом берегу есть священная пихтовая роща. В двух верстах ниже этой деревни есть развалины древней стены, над которой возвышаются башни; стена была построена древними правителями Грузии, чтобы закрыть проход над Фиак-доном. Осетины рассказывают, что один хан френгов (европейское племя) хитростью овладел этим укреплением после очень долгой осады. Жена военачальника осажденных выдала эту крепость при помощи условных знаков, затем она вышла замуж за европейского предводителя (хана), воины которого стали разрабатывать находящиеся рядом месторождения серебра. До сих пор находят остатки руды в камнях на пологом берегу реки; несомненно, их туда принесло потоком с высокогорья. Вся эта область богата минералами, а в русле реки находят горный хрусталь и много кварца. [243]

Район Тагаур, или Тагиати

Этот район расположен между Тереком, горой Казбек и хребтами Сахох и Тибавхох, его пересекает Гезельдон с притоками Хенал, или Генал-дон, и Каври-дон. Жители, называемые русскими «тагаурцы», или «тагауры», проживают вдоль левого берега Терека, от поста Коби до Владикавказа, также в долинах, по которым текут вышеупомянутые реки; часть из них давно уже поселилась на равнинах Кабарды и в окрестностях Владикавказа. Земля в этом районе плодородна в низинах, однако жители обрабатывают землю лишь для того, чтобы прокормить самих себя, гораздо больше внимания они уделяют развитию скотоводства, особенно овцеводства, используя имеющиеся у них для этого замечательные пастбища.

Истоки рек, орошающих этот район, поросли кустарником, а от их впадения в Гезельдон до выхода в долины Кабарды растут густые леса с древесиной, пригодной для строительства. Дома там построены из камня, часто по бокам их стоят башни.

Простолюдины исповедуют христианство, а уздени — мусульмане. Последние вместе со старейшинами управляют ими. У тагаурцев 11 могущественных семейств, два из которых имеют земли по течению Терека, а именно: Дударовы и Чуровы. Крестьяне, обрабатывающие их земли, платят им ежегодные подати, составляющие одного барана, один стог сена и две ы ;ры ячменя или пшеницы от каждой семьи. Раньше тагаурцы брали налог с каждого человека, который проезжал из России в Грузию или обратно. В 1803 году князь Цицианов, наместник Кавказа, установил, что этот налог должен составлять 20 копеек серебром с каждого человека или вьючной лошади, проезжающих через эту область в Грузию или Россию. Его преемники позволяли алчным горцам брать по 10 рублей серебром с каждой вьючной лошади, это злоупотребление уже прекратилось.

Тагаурцы считаются первыми из всех осетинских племен; они всегда славились своей склонностью к [244] разбою, однако все время они были более или менее зависимы от кабардинских князей, которые не разрешали им выходить из их ущелий вплоть до 1830 года, когда их покорили силой оружия. С этого времени они успокоились и даже помогали вести военные действия против других горских племен. Вот перечень их поселений:

1. Вдоль левого берега Терека от крепости Коби: Толсоти, Нонобри, Куртисси, Пхелча, Чармети, Гай-боти, Арши, Гергети, Здо, Гулати, Ларе, Верхнее и Нижнее Чими, первое — в развалинах; Балта, Нови-Рандант, Бабат.

2. На Генальдоне и Кавридоне: Верхи, и Нижн. Темени-кау, Верхн. и Нижн. Кани, Верхн. и Нижн. Саниба.

3. На Гезельдоне: Гимара, Какадур, Ламардон, Верхи, и Нижн. Даргава (главное поселение этого округа), два поселения Хинзак, Верхн. и Нижн. Кобан, Гози, поселения Алдатова, Мансурова, Алхазова, находящиеся недалеко от северной границы этого района (округа).

К осетинским племенам принадлежат также джерахи и гудомакары, первые из которых происходят оттуда же, откуда и осетины, а вторые представляют собою смесь осетин и грузин. О них пойдет речь в конце этой главы.

Облик жителей

Осетины довольно хорошо сложены, сильные, крепкие, они обычно среднего роста; рост мужчин бывает лишь пять футов и два-четыре дюйма. Они редко бывают толстые, но обычно плотные; они бесхитростные, особенно это относится к женщинам. Они очень выделяются среди соседей своей внешностью, которая очень схожа с внешним видом европейцев. У осетин очень часто встречаются голубые глаза и светлые или рыжие волосы, темноволосых там очень мало; это здоровая и плодовитая раса. Стариков, которым было бы более 70 лет, там немного. Их женщины обычно маленькие и [245] некрасивые, у них круглое лицо и курносый нос; они сильные, а работа и скудная пища делают их еще более крепкими. Женщины района Тагаур (Тагиати) составляют исключение в этом смысле — своею красотой и стройным станом они напоминают грузинок, а пропорциональность их телосложения происходит, вероятно, от браков их предков с грузинками.

Одежда

Осетины одеваются, как черкесы, только их одежда несколько более длинная и скроена с меньшим вкусом. На тело они надевают короткую рубаху (хадон) и штаны (калаф), которые надевают не всегда; а сверху они носят черкесскую одежду (тцука) из грубого сукна, которую они делают сами или покупают у своих соседей. Их головной убор (худ) также похож на черкесский, он круглый, маленький; зимой они носят шубы из овчины. В походах и летом в плохую погоду они кутаются в плащи из кавказского войлока (бурки) и надевают на голову капюшон из сукна, именуемый «башлык» по-татарски и «базлак» по-осетински. Как вообще все горцы, они также пришивают на грудь к верхней одежде два кармана, разделенных на маленькие отделения, куда можно разместить от 5 до 8 патронов.

Одежда женщин похожа на одежду черкешенок и кумычек, кроме прически, поскольку у последних девушки и женщины носят на голове цветные ленты, к которым прикрепляют кусок белой ткани, спускающейся до земли, который называется «тастур»; они закрывают им лицо в присутствии мужчин, а у черкесов молодые женщины и девушки носят круглые головные уборы. Женщины определенного возраста носят «буреле» — валик, набитый шерстью, покрытый тканью, этот головной убор выпуклой формы, он выступает надо лбом на толщину руки, немного поднимаясь, изгибается кверху, толщина этого валика постепенно уменьшается к ушам и затылку, где она не больше, чем у обычного головного убора. Сзади прически, называемой «багтак», [246] прикрепляют большой кусок белой ткани, под которым женщины носят распущенные волосы или, чаще, косы. Именно этой прической кабардинки, осетинки и черкешенки отличаются от татарок.

Осетинки не носят штанов, как и черкешенки. Дочери богатых носят по примеру черкешенок рубахи и «камисоли», или корсеты из кожи, которые сдавливают грудь и сохраняют стройность фигуры. Жених вспарывает этот корсет в первый день брака своим кинжалом.

Оружие

Оружие осетин похоже на оружие черкесов: ружье (top), сабля (akhzar), пистолет (dambatza) и большой обоюдоострый кинжал (kama). Они носят также две палки, связанные вместе ремнем, чтобы ставить на них ружье, и большую пороховницу из дерева, покрытого кожей, в которую входит несколько фунтов пороха. Когда они идут на войну или на разбой, то прикрепляют к ремню на поясе пороховницу, нож, кинжал, огниво, маленький кожаный мешочек с пулями и другой мешочек, заполненный кремнями для ружья и другой мелочью, коробочку с жиром или смазкой, чтобы чистить оружие, маленький рог, наполненный мелким порохом, который они вешают на веревке на шею и тщательно сохраняют в кармане, который находится на груди, под патронами. Их ружья постоянно покрыты (завернуты) шкурой барсука. Шомпол для ружья из твердого дерева с железным наконечником; они накручивают на него тряпку, которой чистят ружье после каждого выстрела. Эти народы, так же как и другие жители Кавказа, дома всегда носят с собой кинжал.

Жилища

Осетины живут рассеянно, либо в деревнях, либо в отдельных домах. Они называют деревню «кау». Эти деревеньки обычно маленькие и расположены так близко одна от другой, что можно подумать, что это [247] одно поселение. Каждую деревню обычно именуют по фамилии рода, который там живет. Деревни и дома грязные, но на улицах редко увидишь нечистоты, так как дождь легко все смывает с каменистой почвы.

Высоко в горах все дома построены из камня, камни соединены раствором только в нижней части, выше — камни просто положены один на другой, и места соединения этих камней заложены мхом или засыпаны землей, тем не менее стены эти очень крепкие и служат нескольким поколениям. Дома в деревне стоят разбросанно, но часто четыре-пять домов защищены одним общим укреплением, т. е. стеной с башней.

Высота домов едва достигает двух с половиной саженей, они разделены на два этажа, в нижнем из которых держат скот, а в верхнем — живут люди: скверная дверь прикрывает вход; днем же входят через небольшое квадратное отверстие.

Дома деревень, расположенных у подножия гор — деревянные; они обычно построены из красного бука и подрыты соломой, а украшены липой; иногда и в горах бывают деревянные дома, они — из сосновых бревен, но очень плохо построены и весьма неудобные. Дома в деревнях равнины Кабарды и в окрестностях Владикавказа - из плетенки, обмазанной глиной, и покрыты соломой.

В горах в каждой деревне есть одна или несколько башен, высотой в пять-шесть саженей, которые служат убежищем в случае неожиданного нападения. Женщины и дети укрываются в нижнем этаже, в то время как все мужчины, вооружившись, занимают места на верхних этажах, откуда они стреляют из ружей, кидают камни на врагов, которые пытаются выбить дверь, к которой можно добраться лишь по лестнице.

Можно найти очень немного осетинских деревень, которые были бы расположены около рек; все они находятся обычно выше их русла, около небольших потоков, устремляющихся с вершин гор.

Каждый зажиточный человек имеет один дом для себя, другой — для приезжих, а третий — где ведется [248] хозяйство и находится кухня. В первом доме хранится оружие, развешанное по стенам, в комнате с камином стоят деревянные лавки, на которых разложены одеяла, подушки и войлочные ковры, которыми укрываются ночью; кровать из досок имеет скошенные углы и опирается лишь на одну ножку; ее располагают около камина, днем покрывая циновкой или войлочным ковром, и тогда женщины сидят на ней, скрестив ноги по-турецки; мужчины сидят на очень низеньких скамеечках или на небольших креслах, но никогда не сидят на земле, как большинство кавказцев.

Подушки и матрацы набиты шерстью, покрывала у богатых — из хлопковой персидской ткани, отделаны шерстью или хлопком, бывают также шелковые и из других тканей. Посреди комнаты стоит круглый деревянный стол на трех ножках, он очень низкий.

Осетины покупают у русских торговцев на Линии, во Владикавказе или в Грузии бутыли, графины, миски, стаканы, котелки и фаянсовые тарелки; все эти предметы они просверливают или еще каким-либо образом делают отверстия в них, чтобы, связав, повесить на стенах своих комнат.

Остальные свои вещи они хранят в кованых сундуках русской работы.

В общем, дома осетин, живущих в низинах,— маленькие и грязные.

Пища

Обычную пищу осетин составляет бездрожжевой пшеничный или ячменный хлеб, который они готовят под золой — наподобие других горских народов. Пекут они и пшенные или ржаные пироги, которые едят горячими или холодными вместо хлеба. Едят также говядину или баранину, а бедняки — и свинину; они редко убивают быков; когда у них нет мяса, они готовят овощную похлебку (суп) с ржаной крупой. Обычно осетины пьют только речную воду, которая в горах здоровая и чистая, а также пьют и [249] молоко, из которого, к тому же, делают сыр, обычно очень соленый; такой сыр продается по всей Военно-Грузинской дороге вплоть до Тифлиса.

Они делают ячменное пиво и водку из ячменя или ржи, и бузу из ржаной крупы. Осетинское пиво считается лучшим на всем Кавказе.

Язык

Произношение слов осетинского языка очень напоминает произношение нижненемецких и славянских диалектов. Там есть также английский звук «th» и греческая «в» (тэта). Язык кажется грубым вследствие частого сочетания гортанных звуков и шипящих согласных, таких, как «кх», «дтс», «дч» и т. д. В некоторых осетинских районах говорят на очень «испорченном» (отличительном) диалекте. Клапрот много занимался этим языком и составил небольшую «Грамматику» этого языка и словарь.

Религия

Религия осетин — одна и та же у всех родов - это странная смесь христианства и старых суеверий, поскольку ни у кого не вызывает сомнений, что в прежние времена они исповедовали греко-христианскую веру. Грузины даже утверждают, что их царица Тамара, которая правила с 1171-го по 1198 год, обратила в христианство большую часть жителей Кавказа.

Именно в это время были построены древние церкви, которые находятся в горах и которые осетины называют «дсуарэ» — словом, ведущим свое происхождение от «джуари», что по-грузински означает «крест», однако они называют словом «дсуарэ», без различия, всякий священный предмет.

Осетины до сих пор соблюдают Великий пост греческой церкви (веры), который длится семь недель перед Пасхой; в течение этих недель они воздерживаются от мяса, масла, молока, а едят только хлеб с луком и вареный горох с солью; некоторые [250] соблюдают Пост святого Петра в течение всего июня, или пост Богородицы и Рождественский пост.

День святого Георгия особенно почитается в церкви, которая находится близ деревни Дзивгис (Дзивгис, или Свгис, т. е. «конец» - это последняя деревня, которая находится на краю долины Куртати. Эта деревня находится к югу от отвесных скал, которые образуют проход, в том месте, где долина, орошаемая Фиак-доном, имеет ширину всего лишь 150 футов. На вершинах гор можно видеть кирпичные стены древнего укрепления и церковь из строительного камня, посвященную святому Георгию, которого осетины называют Свгис-Дсуартэ; эта церковь открывается лишь один раз в году, в день святого. У нее до сих пор сохранились два колокола, еще там есть два больших медных котла и серебряные кубки. Согласно другим сведениям, там есть книги и облачение (одежда), священные дары, престол, несколько икон, чаши и распятие, спрятанные в потайных местах. Говорят также, что эта церковь раньше была богата чудесами и там жило множество монахов. На праздник святого Георгия осетины, живущие в окрестностях, собираются там и устраивают пир.), в обществе (районе) Куртати.

После Великого поста осетины торжественно собираются вместе у старых церквей и часовен, где вершат молитвы старейшины, и они все вместе едят мясо; это происходит следующим образом: перед жертвоприношением самый старший из общины опускается на колени, держа в руках маленький жезл, к концу которого привязан кусок сала или почек; старейшина распределяет по частям это между присутствующими, а остальное бросает в огонь. Своеобразное значение этой жертвы, у которой сжигают все кости, кроме головы, в чем-то напоминает пасхального агнца у евреев.

В день святого Михаила они убивают быков и варят пиво; на Рождество убивают коз, а на Новый год — свиней.

По примеру своих соседей — племен мычкизов, ингушей и карабулахов — они называют пост грузинским словом «маркуа». Независимо от древних церквей и часовен, у них есть в горах и другие священные места, такие как пещеры, скалы и груды камней, расположенные в опасных местах, где они и [251] останавливаются, чтобы совершить молитву и услышать пожелание счастья от стариков. Стены внутри упомянутой пещеры потемнели и закоптились из-за многочисленных жертвоприношений, которые там имели место. На земле можно видеть множество костей и рогов жертвенных животных, среди которых встречаются иногда кости огромной величины, которые принадлежат животному, которое осетины называют «думбай». По их описанию можно предположить, что это зубры, но этот вид животных исчез из их лесов уже более чем сто лет назад и встречается лишь в районе верхней Кубани.

Среди этих костей также можно найти кости дикого кавказского козла. Эти священные места посвящены Илье-пророку, который является их главным покровителем, а также святому Георгию, святому Николаю и архангелу Михаилу.

Если осетины избежали большой опасности или если они готовятся к какому-то крупному мероприятию, вождь деревни опускается на колени перед одним из этих почитаемых мест и молится, и жертвует что-нибудь из еды или одежды — немного соленой рыбы, например, которая считается у них лакомством, рассматривают как изысканный дар.

В пещерах и других местах, посвященных Илье, ему приносят в жертву коз, мясо которых съедают, а шкуры вешают на большом дереве, для того чтобы пророк отвратил град и даровал богатый урожай. Эти шкуры особенно почитаемы в день Ильи.

Часто, отправляясь в эти места, они там до опьянения вдыхают запах кавказского рододендрона; они тут же засыпают на поле, и те сны, которые им привидятся, считаются пророческими; в соответствии с ними они и устраивают свои дела. Кроме того, у них есть жрецы, живущие на священных горах, которые и «открывают» им будущее. Также среди осетин есть старики и старухи, называемые «куримех-сох», или колдуны, и которые в день святого Сильвестра впадают в экстаз таким образом, что будто спят. Когда они просыпаются, то говорят, что видели души умерших то в большом болоте, то верхом на свиньях, [252]собаках и козлах. Когда они видят чью-либо «душу», пропалывающую хлеба на полях или несущую хлеб в деревню, они предсказывают богатый урожай и т. д. Также они очень почитают падающие звезды, которые они называют «стале-атакти», то есть «летящие звезды», и «дсуарэ-атакти», то есть «крест» или «летящие святые». Когда на небе впервые появляется молодой месяц (новая луна), все, кто его видят, крестят луну и звезды своими ножами и кинжалами; и точно так же крестными знамениями они очерчивают круг вокруг себя, поскольку они считают появление луны священным явлением (знаком).

Как считают жители Кавказа, обычай осетин есть свинину явно свидетельствует, что они исповедуют христианскую веру. Поэтому татары называют «Гяур-тау». т. е. «Горы неверных», всю область от Сунжи до Черного моря, где живут не мусульмане, а «деградировавшие» христиане.

Старейшины и семейства, наиболее влиятельные среди осетин, которые имеют связи с черкесами,— номинально мусульмане, так как это проявляется лишь в воздержании от употребления свинины, впрочем, они не могут даже произносить их обычные молитвы на арабском языке, поскольку у осетин, как и у других горских народов, нет никакой письменности на их родном языке.

Жители этой области забыли, что такое крещение. Несколько недель спустя после рождения ребенка старший в семье или кто-либо другой по своему усмотрению дает имя новорожденному, которое тот и носит.

Русское правительство, как мы уже говорили выше, уже в 1745 году предприняло попытку вновь обратить осетин в греко-христианскую веру. Императрица Елизавета в 1756 году направила туда архимандрита Пахомия с несколькими монахами; он, добравшись до Нарских ущелий, пригласил старейшин Нарского общества поехать с ним в Санкт-Петербург. Императрица Елизавета приняла их благосклонно, одарила кафтанами и обещала свое покровительство. [253]

На следующий год русские мастеровые построили в Наре церковь, и там появился священник.

Вышеупомянутые кафтаны до сих пор хранятся в Наре, есть там также и акт 1802 года о подчинении этого общества России, а также множество манифестов и все бумаги грузинского правительства, которые были посланы им в различное время.

В 1771 году в Моздоке была учреждена Осетинская комиссия, а в 1775 году к ней прибавилась школа для осетинских детей, которая просуществовала до 1792 года, то есть вплоть до беспорядков с кабардинцами, вследствие чего эта миссия прекратила свое существование.

В 1814 году жители Нары вновь обратились с просьбой прислать им священника, который был направлен к ним из Грузии.

В 1815 году Осетинская миссия была учреждена в Тифлисе, она находилась под руководством митрополита Теофила, при этом благочестивом и ученом церковном деятеле были переведены и напечатаны в 1820 году на осетинском языке «Катехизис» и «Книга молитв», многие молодые осетины закончили Тифлисскую гимназию.

В 1822 году был закончен перевод «Евангелия» на осетинский язык. С 1815-го по 1825 год почти весь народ принял греческий обычай, и в это время было построено 58 церквей.

Земледелие

Так как Осетия — это территория, испещренная горами, то обработка земли там очень незначительна, поскольку она имеет место лишь в небольшом числе мест, где среди скал есть немного пригодной для земледелия желтоглинистой земли, которую надо унавоживать каждый год.

Поля почти всегда расположены на очень отвесных склонах, что делает пахоту очень трудной. Плуг, которым пользуются осетины и другие горцы Кавказа, меньше, чем плуг у русских, форма его такова: [254]

а) изогнутый кусок дерева, обе лопасти которого имеют полтора фута длины и удалены друг от друга лишь на 8 дюймов;

б) железный плоский лемех, образующий равносторонний треугольник, прилаженный к изогнутому куску дерева и разрыхляющий землю;

в) к концу изогнутого куска дерева приделан шест длиной в 6 футов, к концу которого припрягают двух быков с ярмом;

г) ручка, при помощи которой человек управляет плугом левой рукой, в то время как правой рукой он стегает быков.

Так как расстояние между «б» и «в» — 8 дюймов, то борозда имеет лишь 6 дюймов глубины. С помощью нескольких связанных вместе и влекомых быками деревьев боронят засеянное поле; человек, стоя на этих деревьях, прижимает их к земле.

Осенью они сеют озимую пшеницу, весной - яровую и шестирядный ячмень.

Жители поселений, расположенных у подножий гор, поля которых находятся на равнине, сеют пшеницу и много проса, а также сеют зерно, очень похожее на просо, но которое в два раза мельче, они называют его «гальма», а русские — «бор» (panicum miliaceum).

Осетины сеют также зеленый горох, фасоль, кукурузу, огурцы, коноплю и левантийский табак (nicotiana rustica), но в очень небольшом количестве.

Они молотят зерно при помощи быков на току, который они не покрывают досками, как это делают степные татары, потому что тогда солома обмолачивается полностью, чего хотят избежать осетины, которые тщательно берегут солому для зимних кормов. Они хранят зерно в больших корзинах, обмазанных изнутри глиной, с маленькими ручками.

Мельницы расположены около небольших речушек с быстрым течением; мельницы имеют маленькое горизонтальное колесо, лопасти которого приводятся в движение струей воды, которая подводится (подается) подвижным желобом, сделанным из долбленого дерева; зубчатка, которая находится в [255] верхней части вертикальной оси колеса, приводит в движение маленький мельничный жернов.

Мука получается грубая, но помол производится быстро. В Кабарде мельницы очень хорошие, и качество помола там превосходное.

Владельцы мельниц разрешают своим родственникам молоть пшеницу бесплатно.

Осетины, живущие в высокогорье, не имеют достаточно земли, пригодной для земледелия, чтобы самостоятельно обеспечить прокорм своих семей, поэтому они вынуждены покупать или выменивать пшеницу, необходимую для их существования, у своих соседей на скот, меха, овчину и т. д.

Скотоводство

После земледелия скотоводство является основным занятием осетин. Стада овец составляют главное богатство этого народа. Они также разводят много коз. Крупный рогатый скот встречается реже, его едва хватает для пахоты; осетины не покупают его у других народов, так как цена на него довольно значительная.

Поскольку в горах не произрастает достаточное количество кормов, они не могут выращивать много крупного рогатого скота. Большая часть их стад, после того как съедены зимние запасы корма, отправляется пастись на равнины Кабарды, поскольку в конце марта равнины уже покрыты травой, в то время как в горах растительности еще нет. В течение лета черкесы и кабардинцы, в свою очередь, вынуждены уводить свои стада с равнин, где все высыхает и где их мучают слепни и комары, и посылают стада овец и крупного рогатого скота в горы, где живут племена осетин.

Сыр делают из овечьего молока, масло — из коровьего, но его очень мало. Их сыр хорош, хотя и слишком соленый.

Когда они высоко в горах косят сено, то, делая из него вязанки, спускают их вниз и на повозках перевозят в другое место. Те, у кого много быков, на [256] зиму оставляют их в чужих стадах (haras) или отдают их кормить жителям равнин.

Их лошади не очень крупные, но у них настолько сильные ноги, что, хотя они и всегда ходят по камням, их не надо подковывать: они прекрасно могут взбираться на горы, они выносливы и никогда не соскальзывают. В этом отношении еще лучше ослы; мулы встречаются у них очень редко, в то время как у их соседей — татар, живущих в высокогорье — мулы ценятся и встречаются чаще.

Пчеловодство

Осетины занимаются также и этой отраслью сельского хозяйства, но поскольку климат в их районе очень суровый, они занимаются этим лишь в низинах, где есть луга и хорошие пастбища.

Охота и рыболовство

Охота на туров (диких кавказских козлов), которые обитают на наиболее отвесных скалах Кавказа и у которых превосходное мясо,— одно из основных занятий осетин.

В менее высоких горах, покрытых густыми лесами, водятся олени, косули, медведи, барсуки, куницы и т. д., шкуры и меха которых осетины обменивают на предметы, которые им необходимы.

Что касается рыбной ловли, то ее совсем нет, поскольку эти земли пересекаются лишь бурными потоками. Рыба считается у этого народа большим деликатесом, и они покупают ее у русских на Линии.

Домашние промыслы

Мужчины пашут, занимаются кузнечным делом, строят дома, изготовляют орудия сельского хозяйства и седла, делают порох для стрельбы и выделывают кожи для обуви и ремней. Женщины делают грубое сукно, но в небольшом количестве; все заботы по [257] хозяйству лежат на них, так же как и земледельческие работы, которые, впрочем, довольно незначительны у этого народа.

По примеру черкесов они красят свои шерстяные ткани в темно-коричневый цвет при помощи майорана с добавлением небольшого количества кислого молока, в темно-желтый цвет - нагаром квасцов. Они обменивают своих овец на дорогие шелковые ткани, на холст, хлопковые ткани, на золотые и серебряные нитки, сосуды и изделия из железа у грузин и имеретин, а у черкесов и русских — на соль (которой у них совсем нет, как и вообще у всех горских народов) и, часто, на пшеницу и ячмень и т. д.

Нравы и обычаи

Осетины, так же как и большинство их соседей, склонны к грабежу. Молодые люди доказывают свою ловкость мелкой кражей, грабеж укрепляет их репутацию, а когда они совершают убийства — становятся знаменитыми героями. Осетин хвалится мошенничеством, он гордится, совершив убийство или кровную месть. Однако после экспедиции 1830 года они успокоились, и надо надеяться, что этот народ постепенно воспримет цивилизацию.

Они, так же как и все другие кавказские народы, очень уважают законы гостеприимства, почти не было случая, чтобы они их нарушили или чтобы того, кто встретил у них гостеприимство, оскорбили или ограбили. Если кто-либо совершает это преступление, то вся деревня собирается на его суд и нарушившего этот древний обычай почти всегда приговаривают к следующему: быть сброшенным с вершины скалы в реку со связанными руками и ногами. Чужой человек, который находится в осетинской деревне, может быть уверен, что с ним будут хорошо обращаться во время его пребывания там: ему дадут поесть и попить, и будут относиться к нему, как к родственнику; но, если он покидает деревню без сопровождения кунака или кого-либо еще, он рискует быть ограбленным теми же людьми, которые накануне [258] оказали ему гостеприимный прием. У осетин есть поговорка, которая гласит: «То, что мы встречаем на дороге, посылает нам сам Бог».

Если у пленника есть имущество, то он может откупиться определенной суммой серебра или его эквивалентом — оружием или скотом. Сделка, будучи заключена, считается охраняемой законом (гостеприимства?), и деревня, где его взяли в плен, теперь его защищает. Осетины плохо обращаются со своими пленными лишь тогда, когда они пытаются сбежать, а в остальных случаях их рассматривают как членов семьи.

Когда чужой человек приезжает в дом осетина, тот торопится заколоть овцу, готовит ее и подает целиком: из мясной части делают шашлык, угощают гостя пивом собственного изготовления; обычно сами хозяева и подают его. Осетинское пиво — лучшее на всем Кавказе, и, так как оно очень хорошо подготовлено, оно похоже на английский портер, по-осетински его называют «багани». В то время как гость ест, хозяин дома сидит у двери, держа в руках палку, не принимая участия в трапезе: очень редко пренебрегают этим древним обычаем.

Осетин пожертвовал бы всем, чтобы защитить своего гостя и чтобы отомстить за нанесенное ему оскорбление; он бы не успокоился до тех пор, пока не убил бы его убийцу.

Кровная месть, которая обычно существует повсеместно на Кавказе, осуществляется также и у осетин, кстати, с особой суровостью; очень редки случаи, когда от мести можно откупиться, поэтому убийца, как правило, покидает свою деревню и находит прибежище в другом племени; когда ему уже нечего бояться, он возвращается к своему очагу. Когда осетин отомстил за смерть гостя, он идет на могилу убитого и объявляет во весь голос, что он покарал убийцу и отомстил за кровь умершего.

Кровная месть передается по наследству и переходит от отца к сыну, вплоть до внука, часто она является причиной военных действий, которые начинаются между двумя деревнями. [259]

Хотя кровная месть не может быть никогда полностью отменена, существует обычай откладывать ее на некоторое время, делая дары потерпевшей стороне. Убийца скрывается в укрепленной башне, где он защищается кем-либо из своих родственников от нападений родственников убитого; оттуда он посылает одного из своих друзей к старейшинам деревни, которые собирают родственников убитого и предлагают им заключить на один год договор с их противником, по которому убийца обязывается дать определенное количество овец или быков потерпевшей стороне, а они обязуются клятвой, что оставят его в покое на срок, который обговорен в договоре: соглашение может быть продлено с согласия обеих сторон по истечении указанного срока (После экспедиции 1830 года в Осетии кровная месть была строго запрещена, и пристав (инспектор) следит за тем, чтобы этот приказ выполнялся. Князь Абхазов, возглавляющий экспедицию в северные территории этой области, заставил приехать во Владикавказ все враждующие из-за кровной мести группировки, он заставил их поклясться дружески устроить все свои дела, посредством предоставления откупа скотом или деньгами. Более ста конфликтов, из которых некоторые длились уже более 60 лет, были прекращены.).

У осетин — наш календарь, они называют воскресенье «хузавибон», т. е. «день Господа»; они воздерживаются от всякого рода работ в этот день, а так же они поступают в понедельник и в пятницу, если только речь не идет о какой-либо срочной работе.

У них есть свои названия месяцев, они называют январь «анзур», февраль — «камахзун», т. е. «время игр», так как этот месяц посвящен играм, танцам, верховой езде и трапезе, как и у русских во время масленицы. Март и апрель называются «маркуа-дуа-май», т. е. «два месяца поста», а май у них называется «Николай-май», так как на это время приходится день святого Николая (праздник греческой церкви); июнь — «амистулта», июль — «зозан», т. е. «трясти головой», так как в это время кони трясут головами, чтобы отогнать слепней; август и сентябрь [260] называются «рахана-дуа-май», т. е. «два месяца, когда кричат олени», потому что это время их течки; октябрь называют «кефти-май», т. е. «рыбный месяц», ноябрь — «гор-губа», в честь святого Георгия, и, наконец, декабрь - «атсолядозарт», время, когда нельзя есть хлеб и мясо.

Вместо письменного соглашения они обмениваются палочками, на которых есть зарубки, и каждая обозначает один пункт соглашения. Хотя они не умеют ни читать, ни писать, у них есть нечто типа «Хроник», которые представлены головами и рогами, которые они собирают в священных местах, и они напоминают им о событиях, которые имели значение тогда, когда были сделаны эти пожертвования. Они считают годы по жатвам, но их хронология обычно настолько ограничена, что они никогда не могут сказать точно, сколько им лет.

У осетин — необычные клятвы: когда они кого-либо обвиняют в воровстве, то обычно клянутся собаками, кошками и мертвыми. Обвиняющий обходит деревню с собакой и восклицает громким голосом: «Я сейчас убью эту собаку». После чего настоящий вор обычно признается в содеянном, так как считается, что, если убьют собаку, это навлечет несчастье. Тот, кто дает клятву, обычно отрезает кошке голову или вешает собаку, говоря при этом, что животное отомстит за нарушение клятвы, царапая, кусая и терзая виновного. Если кто-либо подозревает одного из своих соседей в воровстве, он отводит его к месту, где похоронены его близкие родственники, и тот, кого обвиняют, становится рядом с могилой своего отца, матери или брата и говорит: «Если я совершил воровство, то пусть в другом мире я буду служить моему отцу, матери или брату лошадью, но если я невиновен, пусть наказание падет на виновного». Обвиняемый также ударяет палкой по человеческим экскрементам и говорит: «Если я своровал, то пусть также побьют моих покойных родителей».

Осетины проявляют большое уважение к старшим, молодые люди никогда не садятся в их [261] присутствии, сыновья не садятся в присутствии отца, младший брат в присутствии старшего и т. д.

Все старейшины и знать у осетин имеют своих крестьян: рабов, которых они взяли или купили, которые служат им на земле или в их доме, и свободных слуг, которые могут менять хозяина и дом.

Они не могут силой заставить служить себе своих крестьян, ни отдать их или продать, разве что — всей деревней, но они продают своих рабов по своему усмотрению; от своих крестьян и рабов они требуют исполнения весьма умеренных повинностей.

Часто случается, что свободные люди поселяются у кого-либо, чтобы служить им за вознаграждение, которое они получают за работу, или даже хозяин отдает им в жены своих дочерей, или же, когда они женятся, им выплачивается приданое; и на этих условиях дается обязательство хозяину служить ему определенное время.

Все мужчины курят табак; трубки делают из глины, очень маленькие. Женщины моют голову молочной сывороткой, что делает их волосы мягкими и блестящими. Они не избегают мужчины; люди обоего пола общаются свободно. Когда кто-либо входит к женщинам, они встают, а когда входят к мужчинам, они встают, кланяются и снимают головной убор, который сразу же и надевают обратно; кланяясь, они ударяют по лбу рукой, а когда они хотят проявить особое уважение, они берут руку человека, которого хотят почтить, и подносят ее сначала к губам, а потом ко лбу.

Добропорядочные (comme il faut) осетины, так же как и черкесы, считают неуместным (неприличным), ходить в гости к женам в течение дня.

Браки

Когда осетин хочет жениться, он посылает одного из своих родственников или друзей к отцу девушки, чтобы сделать предложение; если обе стороны договариваются о приданом, то жених просит [262] женщин пойти за невестой; ночью он убивает быков и овец, варит пиво, и они пируют три дня.

Приданое состоит из огнестрельного оружия, сабель, кинжалов, скота и других предметов. Осетины из рода знатнейших вступают в брак также и с дочерьми черкесских узденей, в таком случае размеры приданого часто достигают тысячи рублей серебром. Черкесская знать также женится на девушках из семей осетинских старейшин.

Осетины строго соблюдают девственность, но после свадьбы для женщины считается почетным иметь много любовников. В начале любовной связи такого рода любовник делает своей даме небольшие подарки стоимостью от пяти до десяти рублей, но потом он получает и от нее подобные подарки, приблизительно на ту же сумму.

Если муж устал от своей жены или бросает ее без причины, он лишается приданого, но если жена уходит от него, то тесть обязан оставить ему приданое и дать что-либо еще сверх того. Если же женщину бросают по причине ее неверности, муж может претендовать лишь на часть приданого, поскольку раз он получил жену девушкой, то должен был бы следить за ней получше. У осетин редки примеры многоженства, только у богатых мусульман может быть две и изредка три жены.

Погребения

Когда осетин умирает, все его родственники собираются: мужчины обнажают головы и бедра и бичуют себя до крови; женщины царапают себе лицо, кусают себе руки и издают ужасные душераздирающие крики; жена умершего должна выглядеть более отчаявшейся, чем другие, и должна в течение года воздерживаться от употребления мяса и другой пищи, которая запрещена во время поста. Обычно на ней женится брат ее мужа, даже если у него есть другая жена, главным образом для того, чтобы сохранить имущество в семье. Такой брак считается похвальным и благородным. [263]

Каждая семья имеет свой склеп, который представляет собой квадратное сооружение, перекрытое сверху каменной кладкой или покрытое плитами шифера, с очень узким входом. Туда входят два человека, втаскивая за собой тело умершего, которое положено на доски. Когда труп окончательно сгниет, его кости смешивают с костями остальных таким образом, что останки членов семьи лежат вместе. Некоторые племена, такие, как дугуры, или дигорцы, так же как и другие народы, погребают своих умерших в земле: на них надевают лучшую одежду и кладут в яму, которая не очень глубока, но по всей длине тела облицована камнем. Сверху тоже закладывают камнями, а затем сажают деревья. На могилах знатных людей в головах помещают четырехугольные камни выше человеческого роста, неправильно ограненные. Иногда осетины сооружают на могилах небольшие надгробия в виде сводов.

Умершего кладут головой на запад. Если кого-либо убило молнией, то его считают очень счастливым, потому что думают, что его унес святой Илья. Они издают радостные крики, поют и танцуют вокруг этого тела, и все сбегаются, чтобы присоединиться к тем, кто танцует и поет: «О, Илья, Илья, живущий на вершинах скал!» Они повторяют в такт эти слова, танцуя в кругу, то выходя вперед, то отступая; запевала поет припев, а другие его повторяют. Как только гроза миновала, умершего переодевают в другую одежду, кладут на подушку на том же месте и в той же позе, в которой его нашли; и продолжают танцевать до ночи.

Родственники покойного поют, танцуют и проявляют радость как будто на празднике; поскольку грустное лицо считается оскорбительным для святого Ильи и, следовательно, непременно заслуживающим строгого наказания.

Этот праздник продолжается восемь дней, после чего совершается погребение с большой торжественностью, затем следует трапеза, наконец, над могилой наваливают большую груду камней, возле [264] которой на высоком шесте вешают шкуру черного козла, а на другом шесте — одежду покойного.

Чтобы души умерших покоились в мире, у осетин есть своеобразный обычай, который называется «дог». Два или три всадника с расстояния в несколько верст въезжают на очень отвесную гору, и того, кто первым прибывает на вершину, чествуют и угощают другие. Все присутствующие выражают свою радость танцами и пиршеством.

Образ правления

Образ правления у осетин может быть назван демократическим. Каждое поселение обычно подчиняется одному или двум старейшинам, которые именуются «эльдар». Эти вожди (главы) стараются разбирать разногласия жителей и поддерживать, насколько это возможно, порядок; они, как правило, пользуются очень большим уважением, но им никто не дает за это никакого денежного вознаграждения.

Почти всегда они стоят во главе разбойных набегов и пользуются очень большим влиянием, тем более, что эти эльдары обычно происходят из самой богатой и влиятельной семьи в поселении. Деревню часто беспокоят междоусобицы, которые причиняют большие разорения. Многие деревни имеют также своих узденей, другие поселения и общества управляются судьями-посредниками; наконец, племена, которые непосредственно зависят от России, управляются инспекторами (приставами), или, как называют их в Осетии, маурави. Так, после экспедиции барона Ранненкампфа в Южную Осетию в 1830 году подчиненные племена были подразделены на четыре мауравства (уезда).

Первое составляют ущелья Кешельта, Джава, Вхцы и Дзави.

Второе — ущелья Кошкин, Чипран, Тли и Берс

Третье — ущелья Магладоулети, Кагианти, Брутауло, Кного и все ущелья Малой Лиахви, вплоть до [265] Белоти, и, наконец, четвертое мауравство (уезд, округ) - Джамур.

Северная часть Осетии находится под управлением коменданта Владикавказа или Нальчика; некоторые племена, кроме этого, имеют также своих приставов, как, например, тагаурцы и куртатинцы.

Эти приставы получают от каждой семьи в качестве небольшого оброка продукты из их хозяйств.

Народонаселение

Население Осетии составляет в четырех вышеупомянутых уездах 33 450 душ. Этот учет был сделан на основании данных, полученных в 1833 году на этой территории штабом Отдельного Кавказского корпуса; но нам представляется, что, согласно сведениям, полученным в 1830 и 1832 годах, население Осетии можно оценивать в более чем 40 тыс. душ.

Военные силы

Если считать, что на восемь человек населения приходится один воин, то можно подсчитать размер военных сил, которые может выставить Осетия: он составляет пять тысяч человек, большая часть которых — пехотинцы.

Влиятельные семейства

1. Племя тагаурцев. Главнейшие семейства этого племени следующие: Дударовы, часть которых живет выше форта Ларе, слева от Терека на большой Военно-Грузинской дороге; большая часть занимает равнину около разрушенного Елизаветинского редута, что на речке Камбулеевке, остальные живут в ущельях Генальдона вплоть до его слияния с Гезельдоном.

Семейство Чуровых проживает также в ущельях Терека. Там, где Гезельдон выходит на равнину, живут семейства Мансуровых, Кундуковых, Адцатовых, а ниже по течению, близ Ардонского поста, — [266] семейство Кануковых. В каждой из этих семей есть свои старейшины, свои крестьяне и крепостные; многие члены этих семейств служат в армии и занимают такие посты, как пристав.

Семейство шенаевых — одно из наиболее влиятельных среди тагаурцев, но также наиболее склонное к грабежу и бунтам — было переселено (переведено на жительство) в Казань во времена экспедиции князя Абхазова в этот район в 1830-м.

2. Племена куртати и чимети имеют демократическое правление, они управляются старейшинами; вследствие этого у них нет семей, которые имели бы большее влияние, чем другие.

3. Валлагирцы имеют такое же правление, как куртатинцы.

4. Главные семейства дигорцев, или дугуров, следующие: семейства Черкесовых, Гагаевых, Карабугаевых, Абисамевых, Кубатовых, Битуевых, Тугановых.

К тому же у них есть свои эльдары, которые управляют ими по примеру (наподобие) других осетинских племен.

Часть семейства Кубатовых занимает пространство при выходе из ущелий на равнину Урусдона, или Урсдона.

Семейства Карабугаевых и Тугановых живут на равнине, первое - на потоке Курту, притоке Урсдона, второе - между этой рекой и Урухом на Дурдуре.

Русское правительство получило заложников (аманатов) из всех этих семейств, которые находятся либо во Владикавказе, либо в Нальчике и Георгиевске. Эти заложники учатся читать и писать, а сыновья наиболее влиятельных из вышеупомянутых семейств отправлены в Санкт-Петербург, где они обучаются за казенный счет.

Именно таким образом пытаются постепенно приобщить эти полудикие народы к цивилизации, и нет сомнения, что будущее поколение уже достаточно приобщится к цивилизации, чтобы, отказавшись от праздной и беспокойной жизни, заниматься земледелием, скотоводством и торговлей. [267]

Джерахи

Джерахи, которые по происхождению являются осетинами, отделились в отдаленную эпоху от своих соотечественников в результате внутренних междоусобиц, которые имели место в этих землях, и поселились за Тереком, в ущелье одного из его правых притоков, именуемого Макальдон, для того, чтобы иметь возможность прятаться у племени кистов - их соседей - в случае, если их будут преследовать осетины.

Ныне джерахи занимают выход из ущелья Макальдона, или, как сами жители называют его, ущелья Эрмахи (Эрмахское ущелье), которое обычно называют Джераховским ущельем.

Их жилища — из камня, часть из них имеет башни, наподобие осетинских жилищ; они построены на возвышенностях. У них всего пять небольших поселений, а именно: Калмы-кау, Возби, Пиаймат, Дала-кау и Вала-кау.

Они очень бедны; их сельское хозяйство сводится к возделыванию в небольшом объеме проса, ячменя и к выпасу нескольких стад овец; они изготовляют грубое сукно для своих собственных нужд. Хлеб они вынуждены покупать у своих соседей с равнины, поскольку большая часть джерахов не имеет его в достаточном количестве.

Летом они питаются молоком, сыром и травами, зимой — ячменной или овсяной кашей, копченой или вяленой бараниной и чуреками.

Пастбища для их скота расположены недалеко от их жилищ, а зимой они кормят скот сеном.

У них совершенно нет соли.

Частью они — христиане, частью — исповедуют ислам.

Они говорят на осетинском диалекте с добавлением кистинских слов, но они понимают также и ингушей, поскольку поддерживают связи с кистинцами и ингушами, в окружении которых живут.

Число джерахов Не превышает 300 душ, которые [268] могут выставить около сорока пеших воинов. Их оружие — это ружье, кинжал и шашка; порох они делают сами.

Их нравы и обычаи такие же, как и у осетин, однако они более дикие, ленивые, склонные к пьянству и грабежам.

Чтобы попасть к ним, нужно пересечь Терек напротив Кайтукина поста, расположенного восемнадцатью верстами выше Владикавказа, дорога ведет далее по довольно крутому спуску с гор, вплоть до Джераховского ущелья (2,5 версты); деревня Калмы-кау остается слева на горе, дальше узкая тропа ведет вдоль левого берега Макальдона, вплоть до Обина (6,5 верст). Эта деревня находится уже на территории кистин. Дорога большей частью проходима лишь пешком.

Гудомакары или гудошауры

Территорию этого племени пересекает Кавказский горный массив, который разделяет ее на две части, одну из которых населяют гудомакары, а другую — гудошауры.

Границы территории следующие: на севере — племена кистов (кистин), на востоке — Хевсуретия, на западе — большая Военно-Грузинская дорога, на юге — пшавы.

Речка Сно сбегает с северного склона Кавказа, выходит из Гудошаурского ущелья и сливается с Тереком между постами Казбек и Коби.

Речка Черная вытекает из Гудомакарского ущелья и впадает в Арагви. Гудомакары живут в высокогорных долинах Кавказа; почва там каменистая, бесплодная, а климат — очень суровый, поэтому земледелия там почти нет и главное богатство жителей составляют овцы, стада которых там довольно значительны.

Их жилища — из камня и дерева, наподобие грузинской сакли. Питаются они травами, молоком, сыром, бараньим мясом, ячменными, пшенными или [269] овсяными чуреками; большую часть зерна они покупают у грузин и других своих соседей, поскольку их земля бесплодна и не родит зерна, достаточного для их нужд.

Пастбища для их скота находятся в окрестностях деревень. Зимой же они кормят скот сеном и соломой, запасенными летом.

Народонаселение достигает двух тысяч душ, из которых — 300 воинов. Они исповедуют христианскую религию, говорят на грузинском диалекте, смешанном со множеством осетинских слов.

Их главные поселения следующие: Ачкот, Сно, Джата, Карауча, Ахалцых и Аршкма — все расположены в ущелье Сно, там до сих пор можно видеть несколько разрушенных церквей, которые очень почитаются населением.

Гудомакары раньше были склонны к грабежам, но ныне они живут спокойно и подчиняются инспектору горских народов, управляющему племенами, которые обитают по обеим сторонам большой Военно-Грузинской дороги.

Их нравы, обычаи и одежда скорее грузинские, чем осетинские, однако они в основном общаются с окружающими их горскими племенами.

Чтобы попасть к ним из Грузии, нужно, выйдя с поста Пассанаур, переправиться через Арагви, подняться по Гудомакарскому ущелью и пересечь Кавказский горный массив на высоте такой же, как Гуд-гора (между Коби и Кайшауром), и спуститься затем по Гудошаурскому ущелью. Здесь, на этих высотах, дорога разделяется на две: первая ведет в Хевсуретию, а левая выводит на большую Военно-Грузинскую дорогу, проходя через деревню Ачкот, расположенную близ этой дороги пятью верстами выше поста Казбек.

Дорога в этих ущельях проходима даже с грузом, но пересечь Кавказ можно лишь в течение нескольких летних месяцев, а в течение же остального года этому мешают глубокий снег и часто встречающиеся лавины. [270]

Общая сводка о племенах Осетии

Сводка племен, приводимая здесь, дает представление относительно их преданности русскому правительству.

Дигорцы, валлагирцы Находятся под командованием коменданта кабардинского Кордона, но считают себя почти независимыми
Куртатинцы, тагаурцы Подчиняются России и управляются инспекторами (приставами), которые подчиняются коменданту Владикавказа
Осетины округа Рача Управляются рачинским приставом, который подчиняется губернатору Имеретин; они покорные и спокойные
Осетины округов Зрамага, Нара и Турсо Входят в уезд (округ) Гори и довольно покорны. Осетины общества Турсо вместе с гудовцами, джамурцами и гудомакарами образуют совокупность (единое целое) племен, которая находится под командованием управляющего горскими народами. Все они совершенно покорны
Кударцы Находятся под командованием рачинского пристава и совершенно покорны
Осетины обществ Кешельта, Медждуд и Лиахви, Магладолети Входят в состав уезда (округа) Гори, управляются приставом и ныне довольно покорны [271]
Осетины обществ Гудови и Джамур Находятся под командованием управляющего горскими народами и совершенно покорны
Гудомакары Находятся под командованием управляющего горскими народами и совершенно покорны
Джерахи Имеют высшее командование в лице коменданта Владикавказа, но управляются приставом, который стоит во главе куртатинцев и тагаурцёв