Аланские маргиналии к ветхозаветному тексту

В 1992 г. датская исследовательница Сиссе Энгберг обнаружила в Библиотеке Академии Наук в Санкт-Петербурге рукопись, представляющую собой греческий ветхозаветный лекционарий, или профетологион, содержащий отрывки из Ветхого завета в том порядке, в котором они читаются в течение литургического года. Как было установлено, манускрипт был переписан в 1275 г. по заказу священника по имени Хризос неким дьяконом, ответственным за чтение священного Писания в церкви. При этом способ копирования говорит о том, что манускрипт мог быть составлен на любой территории в сфере влияния Византии, кроме Италии.

Предполагается, что на каком-то этапе манускриптом пользовался человек, которому было поручено чтение Писания в церкви и который достаточно хорошо владел греческим для чтения, но недостаточно бегло для того, чтобы сразу найти необходимый отрывок.1 С этой целью он приписал на полях сразу после полных заголовков их сокращенные варианты. При этом часть маргиналий составлена на греческом, часть на родном языке чтеца. На основании палеографических данных заметки датируются XIV или XV вв. Предположение о староосетинском происхождении маргинальных глосс, возникшее у ряда коллег С.Энгберг, первоначально было воспринято неоднозначно, и она разместила несколько глосс на интернетовском сайте с просьбой к специалистам помочь идентифицировать их язык. Откликнулся Александр Лубоцкий, который и подтвердил, что родной язык глоссатора может быть идентифицирован как аланский.

Три из этих глосс с комментариями были опубликованы в совместной статье Сиссе Энгберг и Александра Лубоцкого «Аланские маргинальные примечания в византийской рукописи: предварительное сообщение», вышедшей в свет во втором томе журнала Nartamongæ за 2003 г.2

Фолио 69r содержит греческое заглавие τη άγία και μ(ε)γ(ά)λ(η) β πρωϊ ‘Великий и святой понедельник’ и соответствующую иноязычную маргиналию άυτεσήρ στούρ.

Первое слово С.Энгберг и А.Лубоцкий считают соответствующим осет. дигор. avdisær ‘понедельник’. Тот факт, что глоссатор поставил два ударения, по их мнению, говорит о том, что он рассматривает это словосочетание как два отдельных слова, хотя в другом месте приводит его с одним ударением, как сложное слово. Второе слово соответствует осет. ирон. štyr, дигор. stur ‘большой, великий’. Порядок слов отличается от современного осетинского языка, где определяющее всегда предшествует определяемому. Обратный порядок в данном случае напоминает отдельные выражения, сохранившиеся в осетинском языке типа šæryštyr/særustur, šærgwybyr/særgubur. В слове άυτεσήρ вместо d написано t, вероятно, в соответствии с византийской традицией, отмеченной В.И.Абаевым при разборе фраз Цеца.
В фолио 107r за греческим заголовком μη(νι) σεπτ(εμβρίω) η εις τ(ην) γέννησιν της ύπ(εραγίας) θ(εοτό)κου ‘Восьмое сентября, Рождество Святейшей Богоматери’ приводится маргиналия, рассматриваемая С.Энгберг и А.Лубоцким как άστέμακ παν = *æstæjmag ban ‘восьмой день’ (в соврем, осет. дигор. æstæjmag bon).

Известно, что алан. *ban ‘день’ отмечено у Цеца как παν, а в ясском глосссарии — в выражении daban horz (см. ниже). По мнению авторов, это подтверждает предположение В.И.Абаева о том, что переход *а>о перед носовыми произошел позднее, не ранее XIII в. Более того, С.Энгберг и А.Лубоцкий считают, что такой переход скорее всего состоялся после XIV в., о чем свидетельствует и ясская форма. В этой связи мы хотели бы обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, явления в аланском языке приведенных глосс следует привязывать не к датировке основного текста, а самих маргиналий, т.е. к XIV-XV вв. Во-вторых, у нас вызывает сомнение правильность дешифровки гласной в аланском слове со значением ‘день’, к чему мы вернемся ниже.

В фолио 116v за греческим заголовком μη(νι) νοεμβρίω ιγ’ του χρ(υσοστόμου) ’13 ноября, канун Св. Иоанна Хризостома’ глоссатор приписал, как считают авторы публикации, ζιρην καμ πάν, вероятно, = zærin kam ban ‘день золотого рта’ (совр. осет. дигор. zærinæ kom bon ).

Эпитет Св. Иоанна Хризостома часто переводится, ср. церк.-слав. Златоуст, груз. Окропири. Вероятно, миссионеры, работавшие среди алан, сделали то же, переведя χρυσοστόμος как ζιρην καμ = zærin(æ) kam ‘с золотым ртом’. При этом С.Энгберг и А.Лубоцкий считают очевидным сохранение a в kam, что, по их мнению, вновь подверждает предположение о том, что к этому времени еще не произошел переход а >о.

Однако мы считаем спорной дешифровку С.Энгберг и А.Лубоцкого гласных как в слове καμ, так и πάν. Четкое написание альфы в начале слова άστέμακ, а также в слове αυτεσήρ позволяет определить особенности индивидуального почерка глоссатора и предположить, что в словах Καμ и Πάν использована буква омикрон. Соответственно, если наше прочтение правильно, то в аланском переход а>о перед носовыми произошел до XIV в., что, впрочем, соответствует мнению В.И.Абаева о датировке этого явления XIII веком.

Обращает на себя внимание грамматическое оформление имени и эпитета Иоанна Златоуста — ζιρην κάμ πάν. Первые два слова стоят в именительном падеже и не составляют оформленную синтагму с групповой флексией, свойственную современному осетинскому языку, zærin komi ban. В то же время это соответствует существующей в осетинском языке древней традиции наименования дней недели и названий праздников: например, Xucaw-bon ‘вокресенье’ (букв. Бог-день)’ вм. Xucawi-bon, Majræm-bon ‘пятница’ (букв. Мария-день’) вм. Majræmi-bon. Морфологическое согласование, видимо, получили более поздние образования: Xetæġy bon ‘Хетага день’. Примечательна и форма ζιρην, которая здесь, несомненно, означает ‘золото’, ‘золотой’. Во-первых, это средневековое слово сопоставимо с древним скифским именем Ζιριν, которое В.И.Абаев также связывает с zaranya ‘золото’, ‘золотой’.3 Во-вторых, случайна ли здесь огласовка ι в первом слоге? Мы полагаем, что употребление ι в данном случае отражает стремление глоссатора передать уже существовавший в аланском звук æ, хотя, видимо, это не было устойчивой нормой, поскольку в σηρ = sær ‘голова’ он для этого же звука использует букву η.

Литература

1.Engberg S., LubotskyA. Alanic marginal notes in a Byzantine manuscript; a preliminary report // Nartamongae. The Journal of Alano-Ossetic Studies; Epic, Mythology & Language. Paris — Vladikavkaz / Dzaswydzyqasw, 2003. Vol. II. № 1-2. P. 41.
2.Там же. PP. 41-45.
3.Абаев В.И. ОЯФ. С. 192.