Алания и Волжская Булгария

Отрывок из книги История Европы с древнейших времён до наших дней. Том II. Средневековая Европа.
Часть вторая. Европа в период развитого феодализма.
Глава 9. Кочевое население и феодальные государства Юго-Восточной Европы В X-XIV вв.

Примерами полного оседания на землю кочевого и полукочевого населения являются два сравнительно небольших этноса, занимающих окраины степного мира. Это аланы, обитавшие в предгорьях Кавказа, и волжские булгары, занявшие в IX в. лесостепные просторы Волго-Камья. Значение Алании как самостоятельной политической группировки начинает расти в Х в. по мере ослабления Хазарского каганата, в который аланы входили в VII—IX вв. Разгром северных областей Хазарского каганата в конце IX в. печенегами почти уравнял силы каганата и Алании. В середине Х в. Константин Багрянородный писал, что аланы могут грабить хазар и причинять им «великий ущерб и бедствия». Только что ощутившие свободу и силу аланы, естественно, отрицательно относились к своим недавним сюзеренам и все свои политические симпатии и упования обратили на Византийскую империю, прельстившись дарами и дружбой «царя Ромейского».

Араб Масуди (X в.) писал, что «аланский царь выступает (в походах) с 30 тыс.всадников. Он могуществен, мужествен, очень силен и ведет твердую политику среди царей» [1] Укреплял он свое влияние не только силой оружия, но и союзами, в том числе брачными. Масуди писал, что аланский царь женился на сестре царя Серира (небольшого кавказского владения) и отдал свою сестру замуж за этого царя. Оба владетеля активно действовали против хазар. Византия высоко ценила союз с Аланией, поддерживая его дарами и почестями аланскому царю, а также насаждением среди алан своей религии. Христианские миссионеры проникали в Аланию еще во времена хазарского господства, но, по-видимому, каганат препятствовал их деятельности в своих владениях. Освободившись, аланы, особенно аристократия, начали в Х в. принимать христианскую религию. В первой половине Х в. хазары еще старались воспрепятствовать сближению Алании с Византией, опираясь на часть алан, принявших, как и хазары, иудаизм. В начале Х в., когда Византия организовала совместный поход печенегов, гузов и лесостепных алан (асов) против каганата, Алания не примкнула к этой коалиции, а поддержала хазар, отстоявших благодаря этому часть своих обширных земель.

Позже, по сведениям кагана Иосифа, царь алан попытался освободиться от хазар, но каган с помощью гузов победил его, взял в плен и заставил отдать дочь замуж за своего сына — будущего кагана Иосифа. Ясно, что аланский правитель, отдавший дочь за иудея, не был христианином или просто под давлением кагана изменил религию, как не раз делали степные властители в аналогичных обстоятельствах. Объясняется это тем, что у степняков языческие представления о душе, о загробном мире, о десятках различных «богов», окружающих человека, культ предков и культ вождей по-прежнему господствовали и там, где властитель страны принимал христианство, иудаизм или мусульманство. То же было и с аланами. По существу они остались язычниками. Только в XI в. в городах аланы начали возводить храмы, покойников погребали уже по христианскому обряду. Несмотря на поражение и связанные с ним сближение с Хазарией и временный отход от христианства, Алания не порвала отношений с Византийской империей, которая по-прежнему руководила ее внешней политикой.

Так, вскоре Византии удалось направить алан против армянских еретиков-монофизитов, а в 40-е годы Х в. аланы вместе с руссами разгромили город Бердаа в Азербайджане. Этот совместный поход, вероятно, был инспирирован Византией, стремившейся ослабить влияние мусульман в Закавказье. Во второй половине Х в. каган Иосиф в письме к испанскому вельможе сообщал, что «царство алан [было] сильнее и крепче всех народов, которые [жили] вокруг нас».[2] В то время, видимо, оно было сильнее и самих хазар, разбитых Святославом Игоревичем в 965 г. Этот поход Святослава сыграл для алан некоторую положительную роль, поскольку освободил их окончательно от грозного соседа. По мере христианизации Алании императоры все более приближали аланских правителей к своему двору, давая им довольно высокие придворные звания, одаривая богатыми подарками и даже вступая с ними в династические браки. Брачные связи заключались в XI в. также между властителями Алании и Грузии. Стремление Византии и соседей христианизировать Аланию, привязать ее союзами и дарами говорит о том, что эта небольшая страна играла заметную роль среди христианских государств того времени.

Уже в первой половине XI в. царь алан Дургулель был вассалом Византии. Неоднократно по желанию императора он ходил в походы на Армению и Арран (Азербайджан). Во второй половине XI в. и особенно в XII в. (при императоре Алексее Комнине) связи еще более окрепли. Аланы во главе со своими царями или крупными аристократами принимали участие в военных действиях Византии против сельджуков и крестоносцев, участвовали во внутренних заговорах, причем не всегда на стороне императора. В начале XII в. у северных границ Алании появились половцы. Чтобы пройти в Грузию, они с помощью заинтересованного в этом грузинского царя Давида Строителя заключили мир с аланами и обменялись заложниками. Оставшиеся в предкавказских степях половецкие орды оттеснили алан с удобных для земледелия и выпаса стад степных земель. Аланы еще активнее начали заселять горные склоны и ущелья. Основой их экономики оставалось отгонное скотоводство на альпийских лугах. В пригодных для пашен местах они занимались и земледелием, особенно садоводством.

Как уже говорилось, большую роль в экономике играли добыча и откупы, привозимые из походов. Один из основных перевалов — Дарьяльский — находился во власти алан, и они брали пошлины с проходивших караванов. На протяжении всего XII в. Алания была одним из наиболее сильных союзных Византии восточноевропейских государственных образований. Известно, что Алания управлялась единовластным царем. Родовая аланская аристократия была, видимо, в вассальных отношениях к нему и постепенно становилась классом феодалов. Страну объединяли в единое целое не только центральная власть царя, но и единая, в XII в. принятая уже всеми аланами христианская религия. Уже тогда в Алании сложилась народность с единым языком и устойчивой материальной и духовной культурой. Однако, насколько можно судить по известным в настоящее время источникам, у алан не было собственной письменности (в хазарский период они пользовались тюркскими рунами, а позднее, вероятно, греческим письмом). Очевидно, не было у них и своего летописания, чеканки собственной монеты, несмотря на развитую торговлю и разнообразные культурные и политические связи с соседними и дальними странами и государствами. Все это свидетельствует о том, что Алания не была еще таким развитым государством, как Хазарский каганат. При преемниках Дургулеля аристократы начали выходить из-под власти царя, позволяя себе нередко и сепаратные действия против союзников их сюзерена. Это значительно ослабило Аланию.

Неудивительно, что первое же столкновение с монголо-татарами в 1222 г. кончилось для алан полным разгромом. Правда, Ибн-Асир и Рашид ад-Дин писали в XIII в., что аланы потерпели поражение из-за предательства «кипчаков», т.е. половцев, с которыми перед битвой заключили военный союз. В 1238 г. началось планомерное покорение Предкавказья монголами; первый удар они направили на алан. Был взят и разрушен их главный город Магас. Однако не все аланы подчинились монголам. Об этом рассказывали проехавший по Предкавказью в 1246 г. Плано Карпини, который упоминает «некую часть алан, оказавших мужественное сопротивление и доселе еще не подчиненных им», и Вильгельм Рубрук (1254 г.) [3] Джувейни и Рашид ад-Дин сообщают, что аланы участвовали и в борьбе половцев против монголов, входя в крупный половецкий отряд под руководством Бачмана, который долгое время, уклоняясь от прямой встречи с большим монгольским подразделением, наносил серьезный урон монголам, пытавшимся обосноваться в предкавказских и поволжских степях.

Даже во второй половине XIII в., когда в степях уже господствовали ханы Золотой Орды, в 1278 г. монголы, присоединив к своему войску русских воинов, взяли и разграбили вольный аланский город Дедяков, по-видимому, ранее временно освободившийся из-под монгольского ига. Хотя после монгольского нашествия Алания как государственное образование перестала существовать, многие аланы, не желая подчиняться завоевателям, мигрировали в Грузию, Византию и Венгрию. Характерно, что численность венгерских алан была настолько значительна, что около 200 лет они сохраняли там свой язык и культуру. Покорившиеся аланы также были переселены монголами в глубинные районы огромной монгольской империи. Их знать играла видную роль при дворе хана, а аланские воины образовали ханскую гвардию из тысячи всадников. У себя на родине оставшиеся аланы занимали только ущелья и недоступные горные вершины. Они не растворились в окружающем их населении и стали одним из многих сравнительно небольших кавказских народов.

Другим государством, получившим свободу и возможность самостоятельного развития после падения Хазарского каганата, была Волжская Булгария. После посещения Булгарии Ибн Фадланом сильно активизировалась мусульманизация страны, и она все более отдалялась от Хазарского каганата, правители которого были заняты борьбой с венграми и печенегами. Сохранившиеся о Волжской Булгарии сведения в письменных разноязычных источниках очень скудны. Но, опираясь на археологические исследования, можно в настоящее время уверенно говорить, что начиная со второй половины Х в. основным видом хозяйства в этом государстве было земледелие. Страна была покрыта сетью дорог (водных и сухопутных), соединяющих между собой сначала отдельные стойбища, а в Х в. уже многочисленные селения и большие города, бывшие административными и торговыми центрами государства. Торговля со странами Востока и Русью, Скандинавией, угро-финскими лесными племенами Севера занимала в Волжской Булгарии ведущее место. Это государство несомненно держало ключевые позиции в транзитной торговле между Западом и Востоком, что приносило ему огромные экономические выгоды. Глубокое проникновение земледельческой оседлости в экономику Булгарии, развитие торговли привели к тому, что на протяжении всего Х в. здесь распространилась самостоятельная монетная чеканка при дворе булгарского правителя. Титул правителя «эльтебер» равнялся беку или эмиру. Очевидно, он был сюзереном вассальных ему представителей родовой аристократии, постепенно становящейся феодальной.

Сейчас на территории Волжской Булгарии известно более 70 развалин феодальных замков, относящихся к XI— началу XIII в. Столицей государства стал в Х в. город Булгар, стоявший на слиянии Волги с Камой — в наиболее удобном и оживленном месте для торговых караванов, проходивших по стране. Однако в XII в. на город часто нападали русские дружины Владимиро-Суздальской земли. Столицу вынуждены были перенести в глубь страны — на речку Черемшан. Новая столица была названа Биляром. В самом начале Х в. булгарские правители приняли мусульманскую религию и связали свои политические интересы с Багдадским халифатом. Археологические исследования погребений свидетельствуют о чрезвычайно быстром распространении этой религии в Булгарии. В конце Х в в стране повсеместно был принят канонический мусульманский погребальный обряд. Есть основание считать, что хазарское руническое письмо в XI в. начало вытесняться и далее было, очевидно, полностью заменено арабской вязью.

Имеющиеся данные говорят о том, что Волжская Булгария была вполне сложившимся феодальным государством с относительно сильной центральной властью, крепкой экономической базой и широкими торговыми и дипломатическими связями. Тем не менее политическая, внешняя и внутренняя, история этого государства известна только по крайне лаконичным записям в русских летописях о торговле или военных стычках с Булгарией, особенно участившихся в XII в. с ростом могущества Вдадимиро-Суздальского княжества. Эти князья, естественно, желали подорвать гегемонию Волжской Булгарии в торговле с Северо-Востоком и взять в свои руки все торговые связи Булгарии не только с финно-угорскими племенами, но и со всеми странами, которые поддерживали с ней оживленные торговые и дипломатические отношения.Особенно активен и беспощаден в этой борьбе был князь Андрей Боголюбский. Недаром его жена-булгарка участвовала в боярском заговоре против мужа. Летописец объясняет это так: «…булгарка родом и дрьжаше к нему злую мысль… иже князь великий много воева … Булгарскую землю и сына посылал и много зла учини болгаром… (ПСРЛ. XV. С.250-251).

Русские походы XII в. сильно подорвали силы Булгарского царства. От них иногда страдали не только пограничные или торговые города, но и новая столица — Биляр. Так было, например, в 1183 г., когда под главенством Всеволода Большое Гнездо собрались и пошли в поход на булгар почти все северовосточные русские князья и половецкая орда Емякове (ПСРЛ. VII. С.96—97). Тяжелейший удар нанесли русские князья в 1220 г. булгарам после попытки последних отбить у русских отвоеванный ими западный путь по Оке из Булгар в Белоозеро, Новгород и далее. От полного разгрома булгарам удалось откупиться. Тем временем на Волжскую Булгарию надвигалась черная туча монгольского нашествия. Первый раз монголы подошли к границам Булгарии после битвы на Калке (1223 г.), но, ослабленные долгим походом, не смогли победить булгар. В 1229 г. монголы разгромили пограничные южные булгарские отряды.

Только через три года, в 1232 г., монголы начали настоящее завоевание Волжской Булгарии: «приидоша татарове и зимоваше не дошедше Великого града Булгарьского», — писал русский летописец (ПСРЛ.I. С.459). Три года небольшая Булгария вела на равных борьбу с империей Чингисхана. Наконец на курултае в Каракоруме было решено бросить на запад новые силы, возглавленные чингисидами и одним из самых талантливых и беспощадных монгольских полководцев — Субутай-бахадуром. Все они «соединились в пределах Булгарских», как писал Рашид ад-Дин. Под натиском во много раз превосходящих сил противника Булгария пала. Под 1236 годом русский летописец записал: «В лето 6744… осени приидоша от восточные страны в Булгарскую землю безбожнии татари и взяша славный Великий город Булгарьскый и избиша оружьем от старца и до уного и до сущаго младенца и взяша товара множство, а город их пожгоша огнем и всю землю их плениша» (ПСРЛ.I. С.460). Так кончился второй период истории волжских булгар. Следующие два столетия Волжская Булгария существовала как одна из наиболее процветающих провинций монгольского государства Золотой Орды.

Примечания

[1] Цит. по: Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербента X-XI веков. М., 1963. С.205.

[2] Цит. по: Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в Х веке. Л., 1932. С.116.

[3] Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С.57.
Плетнева С.А.